The adventure! I'll be King of the Pirates!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Архив » Паруса удачи.


Паруса удачи.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1


ПАРУСА УДАЧИ.
22 апреля
Место действия: Остров Риски Ред, пляж.
Содержание эпизода: Капитан Хина позволила (ну не чудо ли?) остаться Фулбоди на Риски Ред и рекрут, не забывая о своей решимости защитить Элли, буквально везде и всюду теперь следует за ней. Сама же юнга пребывает в состоянии растерянности и смятения. То, что случилось дважды – случится и в третий раз. И в этом кроется опасность не только для неё, но и тех, кто будут рядом. Решение назревает, но принимать его в любом случае не так то просто.
Капитан Коби и лейтенант-командор покидают контр-адмирала Вальдфогеля. Разговор вышел напряженным, зато по делу. Теперь предстояло выяснить, всё ли в порядке у их ребят и, если получится, понять чем же можно помочь юнге. Найти Элли не составило труда – улыбчивый лейтенант Герш, следивший за побережьем в бинокль с палубы Совершенного, охотно указал на две фигуру (за которыми и следил), прогуливающимися вдоль воды. Одна из них – Элли Белл, другая – Фулбоди, у которого тоже есть разговор к прямому начальству девушки.
Участники: Коби, Хельмеппо, Фулбоди, Элли Белл.
Сюжетное направление: "Тени".

0

2

Хельмеппо и Коби молча покинули «Совершенный» и теперь шли вдоль пляжа к своему кораблю. Солнце безбожно жгло голову и слепило глаза, поэтому лейтенант был несказанно рад, что на нём шляпа, хотя спасала она мало: макушка горела, а глаза приходилось щурить даже несмотря на то, что их от прямых лучей закрывали поля и солнечные очки, потому что лучи, проходившие мимо, отражались песком и водой.
«Но это всяко лучше, чем без нее…» — утешал себя блондин.
В открытом море солнца было много, и лейтенант вроде уже должен был попривыкнуть за свою недолгую военную карьеру. Организм кое-как с обилием солнечных ванн освоился и вроде не особо жаловался, но всё равно было неприятно: кожа давно перестала обгорать, просто приобретала неприятный красноватый оттенок – "поросячий", как его называл сам блондин. Поэтому он всегда носил то, что скрывало его от солнца по максимуму: очки, шляпу и длинные рукава.
Ещё и песок в ботинки забивается. Отвратительно. Настроение и так было не очень, а тут ещё и все эти очаровательные мелочи масла в огонь подливали… Да что там не очень! Хельмеппо был зол. Пожалуй, самое неприятное, что может случиться при работе в команде – это дезинформация, что уж говорить о работе в паре. И сейчас он как раз и оказался «слабым звеном», которое было попросту не в курсе!
Ничего не хочешь мне объяснить, — полюбопытствовал Хельмеппо, не поворачиваясь к капитану, — например, кто такие «Тени», или что это у них за «роза» такая...
Изображая непринуждённый вид, он пробежал взглядом вдоль берега и зацепился две фигуры, одна из которых венчалась зелёными волосами. Герш любезно указал им, где сейчас находится их юнга, и Хельмеппо теперь без особого интереса разглядывал парочку, маячившую вдалеке. Кто был с девушкой рядом – неизвестно, но скорее всего мужчина, потому что его силуэт был заметно крупнее. Блондин старательно занимал себя их разглядыванием, чтоб переключить внимание, успокоиться и попросту не наехать на товарища.
«Ты ведь не будешь мне врать, правда, Коби?»

Отредактировано Хельмеппо (2015-07-03 13:14:27)

+4

3

– От Риски Ред с вами дальше продолжит путешествие и поиски Монки Д. Гарп.  К вечеру инструктор прибудет в порт и Вы сможете продолжить плавание. До этого же можете располагать своим временем, как вам будет угодно.
Коби пару раз моргает, смотря на контр-адмирала. За весь разговор с  Вальдфогелем юноша впервые растерян и это отчетливо читалось на его лице. Правда, на несколько секунд. Коби во время берет себя в руки, однако от молодого капитана ощущалось напряжение. Не то, чтобы Коби  боялся или не хотел видеться со своим бывшим учителем, но кулаки Монки Д. Гарпа юноша вспоминает до сих пор.
Коби невольно потирает макушку, по которой бывший Вице-адмирал любил дубасить, искоса смотрит на своего напарника с выражением «Что поделать?», после чего обращает свое внимание на контр-адмирала.
- Спасибо за важную информацию, - благодарит Коби, - разрешите удалиться?
- Да, вы свободны.
Молодой капитан со своим спутником поднимаются с  мест,  отдают честь и выходят из каюты контр-адмирала. Идя вперед, по длинному коридору корабля, Коби всеми фибрами ощущает, как между ним и Хельмеппо возникло пугающее напряжение, и не нужно было применять Хаки Наблюдения, чтобы понять это. Слишком они долго вместе в Дозоре, чтобы не понимать, когда происходит нечто подобное. Коммандер-лейтенант был чем-то недоволен, и недоволен он был им, Коби, но вот чем – пока неизвестно.

Какое-то время они молчали. Просто шли молча, почти плечом к плечу, если не считать различие в росте, а напряжение возрастало с каждой минутой. Коби уже начинал потихоньку изводиться и создавать очередное самокопание с вопросами, но пока что без ответов. До Герша молодые офицеры, дабы узнать у него, где сейчас находится Элли, дошли так же, молча, не проронив ни слова, хотя обычно разговор между ними всегда имел место быть. Иногда с какого-то пустякового слова, и дальше уже этот разговор берет обороты на полную катушку. Но сейчас ведь было что обсуждать, так почему они идут и молчат?!
Коби уже открыл было рот, чтобы начать разговор первый, как вдруг:
— Ничего не хочешь мне объяснить, например, кто такие «Тени», или что это у них за «роза» такая...
«Чего?» - глупо проносится в розоволосой голове, - «он на ЭТО обиделся?!..»
Определенно обиделся. Даже головы не поворачивает в его сторону, а смотрит вперед с недовольным выражением на лице… Нет, вообще обычно у Хельмеппо выражение лица почти всегда было недовольное, но Коби уже научился определять разнообразие и типы этих выражений.
А потом до Коби медленно, но верно начало доходить…
Юноша невольно вздыхает. Говорить о том, что Тени опасные убийцы и, возможно, один из таких негодяев убил замечательного офицера Ната Белла – отца Элли, не хотелось. Коби слышал, что те, кто знает о Тенях или хоть как-то успел их заметить, умирают, и чаще всего, умирают мучительно и медленно. Коби на секунду представил, как ему приносят похоронки его накама, среди которых находилась похоронка Хельмеппо… Молодому капитану стало дурно.
- Я знаю не больше, чем ты, Мепп, - отвечает Коби, и в голосе его слышатся тревожные нотки, - опасные убийцы, которые оставляют рядом со совей жертвой брошку-розу… но для чего они совершают все эти злодеяния, неизвестно никому.
Юноша выдерживает короткую паузу перед тем, как сказать своему напарнику о том, что намерен отправить его в Штаб вместе с Элли и Тео. Шаг его замедляется, ведь до Элли и ее спутника осталось недалеко. Не хочется, чтобы девочка слышала это.
- И еще, Мепп, - Коби стыдно смотреть в глаза другу, стыдно за то, что он его обманывает и так нахально хочет вернуть обратно в Штаб, но боится, очень боится за своих ребят, и Хельмеппо не исключение, - я хотел бы поручить тебе важное задание. Хочу, чтобы под твоим руководством Элли и Тео вернулись обратно в Штаб. Я могу рассчитывать на выполнение этого задания?
Наконец Коби отрывает, почти, не моргающий взгляд от прогуливающихся не так далеко Элли и парня, что сопровождал ее. Теперь глаза Коби переводятся осторожно, словно с опаской, на блондина.

+3

4

Всё было не так, как в прошлый раз.
Не было обжигающих слёз, кошмаров, которые душат по ночам, парализующего страха. Когда прошло первое удивление – скорее всего, это было именно оно, а не что-то иное, – по поводу всего случившегося Элли осознала, с невероятной ясностью и остротой, что её, на полном серьезе и без шуток, пытались убить. И следующее удивление было вызвано собственным хладнокровием по этому поводу.
Словно бы ничего не случилось. Или не случилось ничего из того, чему следовало бы удивляться. Словно её, в общем-то, каждый день пытались убить...
"Так странно", – вглядываясь в спокойную морскую даль, девушка, сидя на прибрежном камне, нагретом солнцем, слепо перебирала в руках брошку в форме розы. Она выучила её, так вот, на ощупь, уже наизусть. Знала каждый виток и где причудливо изгибается линия, образуя сердцевину цветка. Знала тонкие, такие деликатно сделанные неизвестным мастером, шипы на изогнутой полукругом ножке.
Элли хотела бы сказать, что всё у неё хорошо, но, в действительности, состояние её приравнивалось к слову "никак". Удивительное равнодушие было подобно куполу. Юнга знала, что нужно делать. Но не знала лишь... а стоит? Нужно ли? Не будет ли это всё просто одной ошибкой? Или не было ли ошибкой то, что ей повезло ещё тогда, два месяца назад?
Слишком много вопросов, на которые нет и не будет ответов.
– Сэр, – девушка не отвела взгляда от горизонта, чтобы посмотреть на своего спутника. Пусть она сейчас и не видела Фулбоди, но была уверена, что он рядом, как и все прошедшие четыре дня. В этом не было никаких сомнений, – а если бы вы могли куда-нибудь отправиться, в совершенно любой уголок мира, то куда бы отправились?
Сама она не знала ответа на свой вопрос: мир слишком велик, чтобы выбрать всего одно место. Не говоря уже о том, сколько в нём осталось неизведанного. Может поэтому она вернулась тогда? Правда, это самый ужасный и бредовый способ для путешествия получился... Нет. Не поэтому.
Оборачиваясь к мужчине, девушка замечает, что на побережье они теперь не одни. Приставив ладонь ко лбу козырьком, Элли с прищуром посмотрела в ту сторону, откуда к ним приближались ещё двое. Несколько секунд проходят в молчании, прерываемом лишь  шелестом волны, накатывающей на берег, прежде чем девушка произносит:
– А вот и капитан Коби, – в собственном голосе ей показалось, что сквозит обречённость. Улыбнувшись, чтобы как-то сгладить восприятие своих слов, Белл постаралась отстраниться от дурного предчувствия, которое было связано с невозможностью избежать этой встречи. И почему она чувствует себя виноватой?
– А с ним лейтенант-коммендер Хельмеппо, – пояснила она Фулбоди, чтобы у него не возникало вопросов касательно второй личности.

+2

5

За эти четыре прошедших дня Фулбоди не отходил от Элли ни на шаг. Конечно, щемящее чувство неловкости никуда не уходила, рекрут считал, что он слишком навязчив по отношению к молодой особе. Но оставить ее без присмотра - значит, бросить на произвол судьбы. Как говорилось в какой-то книге, если человек одинок, то он не предоставляет угрозы. А, значит, оставлять юную Элли ни в коем случае нельзя! Фулбоди ни в коем случае не мог допустить смерти этой девушки.
Сейчас парочка дозорных стояла на берегу пляжа и ожидала корабля капитана Коби, который должен прибыть с минуты на минуту. Но, ковыряя носком ботинка теплый песок, рекрут смотрел не вдаль, а к себе под ноги. В его голове роились миллионы вопросов и мыслей.
"Кто такие, эти "Тени"? Почему они оставляют повсюду знаки? Почему о них до сих пор ничего не известно? Почему Хина-дзе разрешила мне остаться? Почему, черт возьми, тут так жарко?! Еще ведь даже далеко не лето! Вот этим Гранд Лайн и бесит..." - дозорный пытается посмотреть на небо, надеясь на козырек от кепки, но тут же жмурится и трет глаза. Столько вопросов, и ни одного ответа... Розоволосый хотел было сплюнуть от гнева на землю, но, вспомнив, что рядом находится девушка, осекся. Палящее солнце жгло немилосердно, и даже светлый головной убор не помогал. Разрядить напряженную обстановку смогла зеленоволосая девушка, стоящая неподалеку.
– Сэр, – Элли не смотрит на своего собеседника. Фулбоди не понимал почему, но сейчас выпытывать у мисс Белл такие подробности было не самое время, – а если бы вы могли куда-нибудь отправиться, в совершенно любой уголок мира, то куда бы отправились?
Рекрут открывает рот, но тут же его захлопывает. Действительно, а куда бы он отправился? Но ответ пришел в голову сам собой. Почесав свой небритый неделю подбородок, "Железный Кулак" смотрит на девушку и улыбается. Правда, ей в спину.
- Куда бы я отправился? Вперед, Элли-тян, только вперед! - отвечает мужчина и видит вдалеке на горизонте смутные очертания корабля. Когда же судно приблизилось настолько, что можно было видеть, кто там находится, Элли пояснила, что тот, кто повыше, и у кого волосы были убраны в аккуратный хвост - это Хельмеппо, лейтенант-командор. А тот, у кого розовые волосы... Стоп! Розовые?! Густые брови рекрута поползли наверх.
"Я думал, это мы с Хиной-дзе одни такие уникальные..." - но после такой мысли мужчина усмехается своей глупости и отдает честь спускающимся с трапа двух фигурам. Элли пошла навстречу своему капитану, "Железный Кулак" же остался вдалеке, явно не решаясь подойти.
"Думаю, они там сами прекрасно разберутся, без меня..."

+1

6

«Я знаю не больше, чем ты, Мепп…»
Лейтенант мысленно фыркнул. Наверняка так и было, почему он тогда вспылил? Как девка, честное слово. Правильно говорят, солдат без работы дуреет. Из раздумий его выдернул голос капитана.
…Мепп, я хотел бы поручить тебе важное задание.
Блондин, очнувшись, уже в совершенно ином настроении посмотрел на товарища. Коби старательно отводил глаза, но на последних словах как-то опасливо повернулся к Хельмеппо.
Хочу, чтобы под твоим руководством Элли и Тео вернулись обратно в Штаб. Я могу рассчитывать на выполнение этого задания?
По логике это должен быть приказ, но на приказ вышло совсем не похоже, без твёрдости в голосе, без уверенного взгляда. Опять что-то удумал…
Будет сделано, товарищ капитан! — Хельмеппо вяло и в совершенно несерьёзной манере отдаёт честь, и усмехается. — Хоть со стариком лишний день не проведу.
Его настолько задела мысль, о том, что друг его недоговаривает, что он почти сразу забыл, про комментарий контр-адмирала, едва услышав его.
«От Риски Ред с вами дальше продолжит путешествие и поиски Монки Д. Гарп»
Бляа-аха медная… Да даже один вечер с этим живодёром может ему потом снится в каждую штормовую ночь! Хотя чего уж увиливать, Хельмеппо бы с радостью повидался с наставником, и с Богартом заодно. Старый хрен столько в них вложил сил, терпения… кулаков — при этой мысли лейтенант поморщился, как будто-то разом заныло всё тело — что врать, будто парни не благодарны ему, было совсем уж неприлично. Да и потом хотелось наконец показать себя в открытом плаванье, настоящими моряками, офицерами.
Тут уж Хельмеппо совсем раздобрел и, поправив на переносице очки, деловито протянул:
Под моим, так под моим, тут уж с ними точно ничего не случится! А если будут напрашиваться, повезу в трюме ценным грузом. Навоевались уже, салаги.
Лейтенант снова посмотрел в сторону парочки, гулявшей вдоль берега. Спутник Бэлл двигался чуть позади, очевидно не хотел казаться назойливым, и когда их взгляды встретились, мужчина отдал честь, Хельмеппо же просто кивнул в ответ. Юнга уже шла навстречу начальству, и сейчас их разделяло расстояние, которое спокойно мог покрыть громкий голос, чем блондин и воспользовался.
Доброго времени суток, юная леди! — прокричал Хельмеппо; в хорошем расположении духа он обыкновенно становился фамильярным, даже как-то позабыл свои подозрения в адрес девушки. — Похоже, нас ждёт серьёзный разговор.

Отредактировано Хельмеппо (2015-07-03 20:35:36)

+3

7

[AVA]http://storage9.static.itmages.ru/i/15/0826/h_1440607073_5424553_49cb3805a8.png[/AVA]
— Будет сделано, товарищ капитан! Хоть со стариком лишний день не проведу.
От первой фразы хотелось подойти и дать подзатыльник. Хороший такой подзатыльник. Если дотянется кончено. Зная, что для Коби подобные официальные высказывания уже поперек горла были, Хельмеппо продолжал делать по-своему. Однако  стало еще более неловко перед другом. Наверняка Хельмеппо безбожно врал и хотел бы повидаться со своими бывшими тренерами, но Коби снова все испортил. Этот обман… он был во благо. Для близких ему людей. Ради защиты близких ему людей.
— Под моим, так под моим, тут уж с ними точно ничего не случится! А если будут напрашиваться, повезу в трюме ценным грузом. Навоевались уже, салаги.
Молодой капитан кивает. И даже пытается состряпать на лице что-то подобие улыбки, дескать, я оценил твою шутку. Выходит, мягко говоря, дерьмово, как сказал бы сам Хельмеппо.
В эту же минуту к ним подходят Элли и мужчина с розовыми волосами. Коби пытался вспомнить этого человека, но память не выдала ни одного похожего образа. Однако имя его было смутно знакомым для капитана.
— Доброго времени суток, юная леди! Похоже, нас ждёт серьёзный разговор, - слышит юноша вполне радостный голос своего напарника. От сердца немного отлегло, стоило увидеть девочку в целости и почти в сохранности. Все-таки синяки и ссадины были видны. Однако разговор ожидался  и правда серьезным.
- Элли, - Коби тепло улыбается своей юнге и очень хочет подойти обнять ее, но держит дистанцию, позволив себе лишь опустить мягко на хрупкое плечо девочки ладонь, - рад видеть тебя и знать, что удача снова тебе помогла.
Коби обращает свое внимание на топчущего спутника мисс Белл.
- Рядовой Фулбоди? Лейтенант Герш мне вкратце рассказал о Вас, - обращается к мужчине Коби, - и о том, что Вы помогли моей подчиненной. Я премного благодарен Вам за это и Ваш доблестный поступок, Вы поступили смело. И, судя по всему, у многих из нас собралось множество вопросов и ответов…Прошу пройти за мной.
Коби берет осторожно Элли за руку, направляясь в сторону своего корабля. Замедлив шаг, юноша оборачивается на матроса-рекрута.
- И Вас, рядовой Фулбоди, я тоже попрошу пройти за мной, - серьезный голос Коби говори сам за себя, что у него есть некоторые вопросы, касательно мужчины, - я думаю, что и Вам есть, что мне сказать.
Теодора Коби еще не видел, но как сказал контр-адмирал Леон, парень находился вне опасности. То, что случилось с Элли и возможно еще случится, отлагательств не требовало определенно.
- Мы потом договорим, - тихо обращается Коби к своему напарнику, который шел рядом. Казалось бы: о чем?! Но у молодого капитана возникло ощущение недоговоренности между ними.

+3

8

Во всех этих "серьезных разговорах" есть определённое предчувствие неминуемой беды. Или не беды, а чего-то иного... Не важно. В любом случае, эти самые разговоры бывают полны неловких откровений, попыток докопаться до правды когда она, правда, на самой поверхности и, что ещё хуже, бывают переполнены ложью.
Поэтому, услышав слова лейтенанта, юнга замедлила и без того не самый свой поспешный шаг, преодолевая внезапное желание развернуться и броситься от этих двоих прочь.
"Это же капитан, ну... капитан и лейтенант", – девушка постаралась отмахнуться от всех этих предчувствий, которые были похожий на гудящий пчелиный рой. Все эти разговоры, несомненно серьезные, преследовали её все последние дни. Все эти вполне однозначные и прозрачные намёки...
Может поговорим о погоде? Только вот не нужны этих серьезных разговоров.
Желание спрятаться, по мере того как начальство приближалось, становилось всё сильнее. Здорово, наверное, быть страусом. Голову в песок – нырк, и всё. Ты в домике. 
– Здравия, – девушка попыталась по форме поприветствовать начальство, но попытка поднять руку, чтобы козырнуть, завершилась острой болью в предплечье и кривой гримасой, – желаю...
Элли, – юнга вздрагивает, словно ждёт подвоха. Любого. Вот прямо сейчас. В любую секунду.
Потому что не может быть без подвоха. Даже если это капитан и даже если он искренне рад тому, что она в порядке.
Рад видеть тебя и знать, что удача снова тебе помогла, – Элли натянуто улыбается в ответ, чувствуя, как все эти разговоры про удачу начинают набивать оскомину. Кажется, что все обо всём догадываются, но никто не собирается высказывать однозначно и напрямую вслух. Это какая-то игра. С очень странными правилами.
Девушка чувствует себя неуверенно и почему-то глупо, когда её, осторожно взяв за руку, ведут по направлению к порту, где швартуются корабли. Так детей возвращают домой. Потерявшихся или забыв о времени и том, что всякие игры должны заканчиваться. Вот только на Риски Ред были далеко не игры. А если и игры, то совершенно не детские.
– Как добрались? – Попытка сменить тему, разбавить это гнетущее, собирающееся в воздухе нечто.
Элли искренне и честно постаралась выглядеть непринуждённой. Посмотрела вдаль, в сторону причала, оценивая весь этот предстоящий невозможны путь из молчания. Хождение по мукам, не иначе.
Так нельзя.
Вздыхая, словно набираясь смелости перед прыжком с высоты или в воду, девушка остановилась, осторожно высвободила свою ладонь из чужих пальцев.
– Ладно, знаю я о чём будет этот ваш серьезный разговор, – " не виноватая я, оно само!" – как-то так звучали все объяснения Элли практически по любому поводу. Выигрыш в карты – случайность, в кости – повезло. Пересечься с пиратами отправившись просто за продуктами для Тео – проще пареной репы. Откидываться от этих самых преступников этой самой репой – вообще без вопросов. И, чёрт возьми, без вариантов, конечно же, удачно. Упасть ровно в тот момент, когда тебя пытаются подстрелить, провалиться куда-то там, где прошел до тебя человек весом раза в два больше, и совершенно случайно найти то, что старательно прятали.
Слишком много случайностей. Совершенно неуправляемых случайностей.
Иногда Элли от всей души хотелось отсыпать своей удачи ещё кому-нибудь. По доброте душевной. Потому что для неё одной её слишком много. В избытке.
– Когда мы прибыли на Риски Ред, у нас было до ужасного тупое задание. Невыполнимое. Потому что невозможно найти людей, о которых совершенно ничего не известно. Ни внешности, ни хоть примерной ориентировки. Ничего. Это так бесило, если честно. – Элли помнила то утро, как они шли через джунгли к отдалённой деревушке, помнила старушку на крыльце и хмурых, словно скалы, Аконитов. А потом начинались провалы, воспоминания походили на решето.
Девушка разжимает вторую ладонь, в которой сжимала всё это время брошку.
Она помнила улыбку Мигеля и то, как он подначивающе шутил: "Спорим, что ты первая всех найдешь, а?"
Сглазил, блин.
С другой стороны, Элли ведь даже не сомневалась в этом. Не должна была. Но, в действительности, встречи с этими людьми ей не хотелось. И не только из-за того, что никто от них не уходил живым.
– Миссия выполнена, – кисло подводит юнга итог.
От того, что в том лесоповале ей повело выжить есть свои минусы. Например, она не знает что ей делать. Нормальный человек спрятался бы сейчас за самыми крепкими стенами и за семью замками, чтобы уберечь себя от третьего покушения. В том, что оно последует, Элли не сомневалась. Дамьен-сан высказал однозначные предположения, что память восстановится и тогда она сможет описать лица тех, кто с ней были. Пожалуй, этого момента Элли ждала больше всего на свете.
Но...
До чёрта надоело бояться. И убегать. И прятаться.
– Я верну эту розу тому, кто мне её подарил, – потому что такие подарки не приносят радости. Потому что она отказалась от мести за отца и, уж тем более, не собирается мстить зато, что случилось с ней. Но остановить этих людей требовалось. Вопрос лишь в том, как. Сталкиваясь с этим вопросом Элли не находила ответа, одной удачи тут будет мало. Нужно становиться сильнее.
– Можете начинать переубеждать...
"Всё равно не получится" – Юнга так и хочет отвести взгляд, но сдерживает себя и как можно решительнее смотрит сперва на Хельмеппо, а потом на Коби.
Нельзя давать слабину. Нельзя!

+3

9

Когда Элли отдавала честь, Хельмеппо заметил, как дрогнула ее рука.
«Видно травмы дают о себе знать», — подумал лейтенант, но поведение юнги дает ему понять, что физическим ущербом дело не ограничилось: след в душе остался куда более серьёзный.
Коби по-отечески опускает руку на плечо девушки, улыбаясь, говорит что-то про удачу, и блондин замечает, как при этих словах юнга через силу улыбается, как скованно и неуверенно идёт за держащим ее за руку капитаном. В воздухе начинает скапливаться напряжение, которого ни Коби, ни рядовой как будто не чувствуют, а лейтенант внимательно следит за Элли, стараясь не смотреть на неё напрямую.
Как добрались? — раздаётся, вопрос, который должен был быть непринуждённым.
Хельмеппо слишком долго думает над тем, не кроется ли за вопросом что-то, и как ответить «правильно», но юнга принимает решительные меры.
Ладно, знаю я, о чём будет этот ваш серьезный разговор.
Лейтенант усмехнулся.
«С места в карьер, значит?..»
Прекрасно! — Хельмеппо останавливается прямо напротив девушки. — Тогда мы можем начать его прямо сейчас.
Блондин коротко глянул на товарища. Коби наверняка бы возмутился, дескать, зачем вести такие разговоры там, где есть лишние уши («Да они везде есть!»), а потом бы ещё отчитал за то, что лейтенант «задирает» их несчастную маленькую юнгу. И ничего он не задирал её, она сама начала этот разговор. Но Коби слова вставить не дали.
Когда мы прибыли на Риски Ред, у нас было до ужасного тупое задание. Невыполнимое. Потому что невозможно найти людей, о которых совершенно ничего не известно. Ни внешности, ни хоть примерной ориентировки. Ничего. Это так бесило, если честно.
И с этим нельзя было не согласиться. Элли, похоже, была зла.
Миссия выполнена, — сухо добавляет она.
«Какая ирония,» — усмехнулся было Хельмеппо, но следующая фраза его удивила и одновременно показалась ему совершенно закономерной.
Я верну эту розу тому, кто мне её подарил. Можете начинать переубеждать.
О, кажется, Хельмеппо знает, кто этим займётся, и этот кто-то — не он. Но прежде чем решить, присоединиться к капитану или нет, нужно было выяснить кое-что.
Ну, что же, это смело! — произносит Хельмеппо, нависая над Элли. — Однако не ты ли сама её себе адресовала, или же это сделали твои ДРУЗЬЯ?

+3

10

[AVA]http://storage9.static.itmages.ru/i/15/0826/h_1440607073_5424553_49cb3805a8.png[/AVA]
После довольно эмоциональных слов Элли Коби лишь внимательно смотрит на нее. Он хочет сказать, что миссия не выполнена, что задание только началось и в нем она учувствовать не будет ни под каким предлогом, потому бронзовая роза останется у него. Однако не всем присутствующим казалось, что Элли была жертвой.
— Ну, что же, это смело! Однако не ты ли сама её себе адресовала, или же это сделали твои ДРУЗЬЯ?
«Какого черта?!..» - Коби ошарашено уставился и без того огромными глазами на своего напарника. – «Какая муха его укусила?!»
Все четверо только-только ступили на главную палубу «Милитэри» и теперь резко остановились. Сейчас от напряжения, казалось, искрилось в воздухе.
Прежде, чем Элли успела что-либо ответить на эти дерзкие слова коммандера-лейтенанта, Коби пересекает какие-либо дальнейшие разговоры. 
- Переубеждать? – молодой капитан смотрит на зеленоволосую юнгу со спокойствием на лице, при этом, словно, не услышав слов Хельмеппо. – Я не буду этого делать. Я просто отдаю тебе и Теодору приказ вернуться на Главный Штаб Морского Дозора под командованием коммандера-лейтенанта Хельмеппо. Нравится вам обоим это или нет, но мне хватает смертей моих подчиненных.
Юноша замечает, что Элли хочет что-то сказать, но довольно резко, сдвинув брови к переносице, отрезает все попытки возразить.
- Приказы не обсуждаются, - после чего кидает взгляд на недалеко стоявшего и, похоже, растерянного Фулбоди, - проводите, пожалуйста, Мисс Белл до ее кровати. Девочке сейчас нужно меньше нагружать себя. 
Взгляд темных глаз молодого капитана, наконец, падает на Хельмеппо. Ничего хорошего этот взгляд не предвещал.
- А тебя попрошу пройти в мой кабинет. Мне нужно поговорить с тобой. Наедине.
Коби не ждет напарника, разворачивается на каблуках и поспешным шагом движется к себе. Когда двое дозорных оказываются внутри небольшой, но уютной комнатки, и когда блондин переступает ее порог, Коби резко отходит от  своего рабочего стола, развернувшись, и так же резко, буквально в два шага, оказывается напротив своего напарника.
Ладони молодого капитана с силой надавливают на худые плечи блондина, тем самым прижав того к двери и закрыв ее вплотную. Наверное, выглядело глупо со стороны, учитывая, что рост обоих дозорных отличались в разы, но не это сейчас волновало юношу.
- Ты думаешь, что говоришь нашей накама, после того, что с ней случилось?! – Коби сам не узнает свой голос, не сводя взгляда темных глаз с парня. – Как ты можешь сомневаться в ней и говорить такие вещи?!

+3

11

Переубеждать? Я не буду этого делать.
«Он проигнорировал меня? Хотя стоило ли удивляться…»
Блондин смотрит на товарища и видит, что тот чертовски зол. Сам ведь прекрасно знает, что в Новом Мире никому доверять нельзя. Но в Элли он абсолютно уверен, ему даже в голову не придет поставить ее личность под сомнение.
«Дурак ты, Хель! Надо было сказать ему это наедине. А сейчас еще чего доброго кулачонками своими махать начнёт!»
Я просто отдаю тебе и Теодору приказ вернуться на Главный Штаб Морского Дозора под командованием коммандера-лейтенанта Хельмеппо.
У блондина задёргалась бровь.
«Чё?! @#&$!! Заррраза…»
Раздав всем присутствующим люлей (Фулбоди вроде и не отчитывали, но отдали приказ таким тоном, будто он предатель каких мало), капитан обернулся к Хельмеппо.
А тебя попрошу пройти в мой кабинет. Мне нужно поговорить с тобой. Наедине.
Лейтенант сдержал ухмылку. Когда его перестали пугать угрозы и выговоры товарища? А может они его и не пугали никогда… А вообще Хель упорно слышал о фразе скрытый смысл. Которого там не было.
Злобно сверкнув глазами, юный капитан круто развернулся и теперь удалялся с такой скоростью, что плащ, накинутый на плечи, вился за его спиной с пафосом королевской мантии.
Пф! — только и нашёлся сказать лейтенант.
Он коротко глянул на рекрутов и, убрав руки в карманы, вальяжно прошагал по палубе в сторону капитанской каюты. Настроение для серьезных разговоров у него было не самое подходящее, именно такое, в каком он наверняка доведет Коби, не специально, конечно. Лейтенант зашёл в каюту и через секунду оказался прижат к двери.
Ты думаешь, что говоришь нашей накама после того, что с ней случилось?! Как ты можешь сомневаться в ней и говорить такие вещи?!
Не дрогнув и даже не наклонив голову, блондин опустил взгляд на своего капитана.
А ты не думаешь, что она может оказаться крысой? Почему ты ей так доверяешь? Да даже я могу предать тебя в любой момент, — сухо произнёс он, убирая руки товарища с плеч и нависая над ним, как пожарная каланча.
Ну, скажи мне, что так никогда не будет, что тебя не могут окружать предатели. Давай!
Лейтенант наклонился ещё ниже, почти касаясь полями шляпы лба Коби.
Ну! Давай!!

+3

12

[AVA]http://storage9.static.itmages.ru/i/15/0826/h_1440607073_5424553_49cb3805a8.png[/AVA]
— А ты не думаешь, что она может оказаться крысой? Почему ты ей так доверяешь? Да даже я могу предать тебя в любой момент.  Ну, скажи мне, что так никогда не будет, что тебя не могут окружать предатели. Давай!
«Что за?!..» - единственное, что пришло в голову Коби в эту минуту. После «за» последовали такие слова, что самому капитану позже станет стыдно. Плюс ко всем этим «прелестям» блондин так нахально склонился над ним, тыкая полями своей «панамки» в лоб Коби.
- Да как ты смеешь?! – прошипел юноша, смотря исподлобья на этого человека и словно по рефлексу сжимая кулаки. Конечно, юноша понимал, что слова, сказанные Хельмеппо, были брошены не нарочно и не со зла, но иногда этот белобрысый засранец любил перегибать палку так, что та с треском ломалась пополам. – Какого черта, Хель?!..
— Ну! Давай!! – не унимался Морган Младший, проигнорировав его слова.
Давай? Давай?!..
Коби не сразу понял, что произошло. Злость сейчас переполнила юношу от розовой макушки до самых пяток. Кулак сам занесся в воздухе и врезал куда-то в область скулы Хельмеппо. Позже молодой капитан понял, что вложил в этот удар слишком много силы, чем хотел, и вложил в него слишком много злости, чем надо. Но жалеть о содеянном? Нет. Не сейчас, не в эту минуту и не после таких дерзких слов от человека, которого он считает своим лучшим другом.
- Ты никогда не думаешь, прежде, чем что-то сказать, да? – Коби старается говорить более спокойно, насколько могла позволить ситуация, но ему показалось, что тело потряхивает от гнева. Главное не дать сейчас эмоциям волю и не врезать по наглой роже дополнительно. – Мы столько всего пережили вместе!.. У нас были такие трудности, о которых лучше не вспоминать!.. А сейчас ты…
Коби невольно кусает от обиды губу, смотрит на Моргана Младшего несколько секунд, сдвинув брови к переносице.
- …Ты говоришь такие слова! Сомневаешься в Элли, прекрасно зная ее историю, или ты снова ерундой страдал и не соизволил поглядеть в досье нашей команды?
Последнее молодой капитан говорит скорее, как укор, как  личную ошибку блондина, однако без ухмылок и укусов.
- Или просто гены твоего отца дают о себе знать?..
Все. Внутри Коби что-то щелкает, и этот щелчок заставляет его резко замолчать. Он задел по-настоящему больную тему своего друга. Не хотел, но задел. От собственных слов юноша опешил, едва не прикрыв рот ладонью, но вместо этого как-то по-детски напугано смотрит на друга. Зачем он это сказал? Задеть за больное? Но ведь нет! Он никогда бы так не поступила с кем-то из своей команды, тем более с человеком, с которым прошел такой большой и опасный путь. С человеком, который всегда прикрывал его, старался огородить от опасности и тот, кто во время мог остановить его, если путь, который выбирал молодой капитан, грозил его жизни смертью.
- Хель, я…

+3

13

Лейтенант почувствовал сильный удар, а через несколько секунд острая боль обожгла скулу и переносицу, красный горячий ручеёк заскользил по пальцам, по инерции поднесённым к лицу. Хельмеппо быстро скинул перчатку и зажал нос тыльной стороной ладони. Он ни при ком не снимал перчаток, только при друге, да и те случаи по пальцам можно пересчитать. Тёплая струйка скатывалась по костяшкам к мизинцу, и тугие багровые капли падали на пол уже холодными. Так и блондин остывал, сознавая, что сказал слишком много, не с той интонацией, не там где нужно, не при тех, при ком можно. И чего он так разошёлся? Наверное, ему просто хотелось быть значимым, производить впечатление человека осведомлённого и способного к критическому мышлению, реалиста, а вышел какой-то детский сад. Вот и Коби вспылил, он же не железный, он даже младше Хельмеппо, и невзирая на свою рассудительность, на какой-то ничтожный процент всё ещё остаётся подростком, горячим и не всегда сдержанным. Он старается, он по-настоящему закалился за эти несколько лет службы, но это не значит, что его нельзя выбить из колеи, и кто сделает это лучше, чем его близкий друг.
И как подтверждение раздаётся чуть звенящий от напряжения голос:
Ты никогда не думаешь, прежде, чем что-то сказать, да?
Хельмеппо злится на самого себя за цирк, который устроил, а Коби злится на Хельмеппо; лейтенант всё равно бы вынес тему с Элли на обсуждение, только наедине, а капитан всё равно бы хмурил брови; блондин часто сомневается, а его друг всегда крепко держится за свои убеждения и доверяет людям, к которым однажды проникся, до последнего. Такие отношения не всегда удобны, но почти всегда полезны, потому что позволяет рассмотреть проблему под разными углами. Скорее всего капитан убедил бы товарища, что сомнения его напрасны, а общение с Элли подтвердило бы это.
Коби продолжает укорять блондина за опрометчивые мысли, чеканя слова, но изредка кажется, что голос его вот-вот дрогнет. Он с таким жаром наступает на лейтенанта, что тому невольно вспоминаются события двухлетней давности, когда он отбросив все страхи наступал на адмирала Акаину; он тогда горел весь изнутри, и казалось, что это пламя сожрёт его заживо, а сейчас это был уже контролируемый огонь задетого доверия, и мальчишка, ещё не разменявший второго десятка, защищал свои идеалы и свою подчинённую, как матёрый волк защищает свою стаю.
Хельмеппо уже не жалили его слова и укоры, которые так неприятны были ему в обычное время. Он просто молча смотрел на своего друга и не мог насмотреться. Коби так вырос с момента их знакомства, и так изменились и выросли их чувства друг к другу. Блондин вдруг подумал о том, что не изменил бы в своей жизни, в своих воспоминаниях ни одной детали, потому что благодаря им у него есть такой друг.
Бледная кисть с тонкими пальцами, казавшаяся почти белой из-за багровых подтёков, уже должна была примирительно опуститься на плечо, как вдруг подобно отравленной стреле сознание пронзает реплика:
Или просто гены твоего отца дают о себе знать?..
Рука еле заметно дёрнулась, и вслед за ней задрожало всё тело блондина, в сердце глухо стукнуло. «Выблядок». Вот какое значение приобрела фраза Коби в голове лейтенанта. Он, наверное, сейчас стерпел бы эту фразу от кого угодно, только не от капитана.
Да… Гены… Будь они не ладны… — шипит Хельмеппо, чуть сгорбившись. Он закипает в считанные секунды. — Конечно! Я же та ещё падла, весь в отца!
Хель, я…
Лейтенант голой рукой хватает капитана за толстовку и швыряет об стену, зажав его на высоте явно превышающей его  рост, потому что сейчас их глаза находятся на одном уровне.
На кой чёрт тебе в команде такой человек, как я?! Во мне же столько дерьма! Да что там, кроме него ничего и нет.
Отвратительно. Он отвратителен. Со своим дурацким характером, со своей родословной. При этой мысли сердце неприятно сжимается. Хельмеппо ненавидел своего отца и любил, не мог не любить, потому что всю его жизнь до появления Мугивары, это был самый близкий, самый родной его человек, и Моргану Младшему очень бы хотелось гордиться им. Но он не мог. Нечем было гордиться. И оставалась только разъедающая душу любовь к человеку, который того не стоил.
Лейтенант резко отпускает руку и делает шаг назад. Вмиг осипший голос опускается до свистящего шёпота.
На кой чёрт я тебе?..
Блондин ищет ответа в глазах своего друга и не может его найти. А может… может проблема в том, что он ему не друг? Кулаки сжимаются до боли, почти до хруста. Так хочется сейчас кого-нибудь, что-нибудь ударить, выплеснуть из себя всю эту боль. Хельмеппо резко замахивается и с почти животным рёвом бьёт кулаком в стену буквально в нескольких сантиметрах от головы капитана. Часть напряжения откатывает, и прямая  рука как будто вросшая в проломленные доски начинает дрожать, а вслед за ней и всё тело. Блондин смотрит, как на голых костяшках выступают красные блестящие бусины. Не поднимая глаз на капитана, он повторяет:
Зачем я тебе…

+3

14

[AVA]http://storage6.static.itmages.ru/i/15/0910/h_1441895670_7482152_50728c12b3.jpg[/AVA]
Договорить Коби не дали. Его тело внезапно оказалось прижатым к стене, а спустя несколько секунд, ноги перестали ощущать твердую поверхность пола. Носы ботинок едва-едва доставали его.
— На кой чёрт тебе в команде такой человек, как я?! Во мне же столько дерьма! Да что там, кроме него ничего и нет.
Коби молчал. Просто смотрел на своего напарника растерянным взглядом, понимая, что во всем виноват он и только он. В тот момент эмоции молодого капитана вышли за пределы дозволенной черты, он не выдержал и, буквально, со злостью выплюнул эти обидные слова в лицо близкого человека, а сейчас он не знал, как исправить эту ужасную ситуацию. Он видел, как затрясло Хельмеппо после этих слов. Это пугало, очень. Было мерзко от самого себя, ведь  он никогда бы в жизни не стал тыкать носом ТАКИМИ чертами характера своего друга. Хельмеппо никогда не был таким, как его отец. Внутри Коби всегда закипала злость, когда кто-то из пойманных ими пиратов с усмешкой обращался к Хельмеппо на допросах Морганом Младшим, узнавая в нем сына известного Моргана «Секиры». А сейчас…
— На кой чёрт я тебе?..
Коби вздрагивает, услышав, как меняется голос напарника, как его злость меняется на совсем другие эмоции, болезненные, отчаяния и брезгливости к самому себе… Он смотрит в глаза Коби, просит ответа, но в голове молодого капитана сейчас только одно – говорить, как заведенный такое типичное для всех «прости». А простит ли?..
Ноги снова оказались на твердой поверхности, Хельмеппо отходит на один шаг назад, не сводя глаз с него…
«Сделай хоть что-нибудь!» - кричало внутри юноши. – «Ты можешь потерять его навсегда!»
Коби не сразу осознает, что происходит. Сбоку от него слышится звук поломанных досок, а рука Хельмеппо оказывается впечатанной в деревянную стену корабля, находясь недалеко от лица капитана. Коби не дрогнул. Он просто смотрит на друга. Испуганно, растерянно. И если бы сейчас Хельмеппо врезал ему со всей силой, он не стал бы уклоняться.
— Зачем я тебе…
Тихо повторяет блондин. Паника внутри Коби усиливается.
- Прости…
Шепот. Кончики похолодевших пальцев касаются лица Хельмеппо, а глаза продолжают смотреть испуганно на друга.
- Ты мне нужен…
Так не во время к горлу подкатывает ком, но юноше удается справиться с этим, хоть и с большим трудом.
- Когда ты сказал, что можешь меня предать…
Коби закусывает нижнюю губу, собираясь с мыслями.
-...я испугался… Я часто думал о том, что такая ситуация возможна… Что-то кто-то из команды может так поступить, но…
Юноша опускает голову, не отнимая пальцев от лица напарника.
-…не ты…
В теле появляется мелкая дрожь, дрожь страха.
- Прости…

+3

15

Хельмеппо так глубоко погрузился в мысли, что не сразу отреагировал на голос друга. Просит прощения. За что? Все чувства блондина парализовало отчаянье, произраставшее из страха невозможности измениться, стать нормальным, страха, с которым он так долго боролся; он ведь даже перестал реагировать так остро на реплики посторонних, какие-то вообще пропускал мимо ушей. Секиру знали далеко не все, но многие о нём слышали, и если на пути лейтенанта попадался человек, лично знавший Моргана, со стопроцентной вероятностью можно было говорить, что он знал и о существовании его сына.
Но дух Хельмеппо становился сильнее день ото дня; он меньше слушал и меньше слышал, казалось, и разговоров поубавилось. И тут лейтенант получает такую реплику от своего капитана, даже не начальника, друга; как будто срезал корку на начавшей заживать ране, заново содрал кожу.
Ты мне нужен…
Блондин вздрагивает, неожиданно ощутив прикосновение холодных пальцев к щекам, и поднимает затуманенный тоской взгляд на товарища. Коби так смотрит на него, будто на войну провожает, шепчет сбивающимся голосом про слова о предательстве, про команду. А Хельмеппо оторопело смотрит ему в глаза, кажущиеся сейчас более влажными, чем обычно, и оттаивает; спокойная уверенность разливается по телу от кончиков пальцев, еле касающихся его лица. Как странно… Руки почти ледяные, а от них так тепло…
«Нужен?.. Правда, нужен?..» — успевает подумать лейтенант, и в эту секунду в воздухе повисает тихое и болезненно слабое «Прости», ударяющееся о стены, стократ приумножающееся эхом, прошибающее до мозга костей, гремящее в тишине, как пушечный залп.
И лейтенант совершенно теряется.
Господи, да за что «прости»? За то, что верит и доверяет все эти годы? За то, что терпит, помогает, поддерживает, прикрывает, ободряет, утешает, дисциплинирует, считает другом…
Мысли из головы Хельмеппо выветриваются, вылетают вместе с рациональностью, логикой и правилами поведения, вдолбленными до рефлексов. Остаются только чувства, яростные, искренние. Окончательно не соображая, что творит, лейтенант обхватывает своего капитана за плечи и прижимает к себе с силой, на которую способен только человек, уже однажды терявший. Хельмеппо неожиданно сознает, какой Коби хрупкий под этим плащом. Такое большое сердце и одновременно такое маленькое, его ведь ничего не стоит уничтожить вместе с этой огромной доброй душой. Руки, чуть дрогнув, сжимаются крепче.
«Не позволю… Не отдам…»
Грубая ткань плаща, чуть колючий шарф и запах. Запах родного человека, неявный, но хорошо знакомый. Лейтенант никогда не обращал на это внимания, но сейчас понял, что прекрасно знал его все эти несколько лет, искал его среди других запахов, невольно, подсознательно, и, найдя, успокаивался, приободрялся, потому что там, где был этот человек, был и его дом.
Еле слышно шепчет куда-то в складки шарфа:
Никому тебя не отдам…

+3

16

Повисла неловкая пауза. Тишина давила на уши, но нарушать ее какой-нибудь глупой фразой в стиле «Прости за эти сентиментальности», было неправильно, как считал сам Коби. Это было бы неправдой. Он хотел это сказать, и сказал бы в другой раз, если того потребовала ситуация. Сейчас Коби просто стоял, не отнимая дрожащих пальцев от лица друга, и боялся, боялся того, что Хельмеппо оттолкнет его, скажет, что не хочет видеть, что не ожидал от своего друга таких мерзких слов, и он будет абсолютно прав! Молодой капитан хочет отнять пальцы от лица напарника, испугавшись, что только усугубляет этим ситуацию, но…
Сердце застучало так, что, казалось, заглушило все звуки в кабинете, которые были. Такие уже родные, на протяжении этих лет, руки крепко обнимали его, прижав к себе. Коби понял это только спустя несколько секунд. Он просто застыл на месте, смотря вперед не моргающим взглядом, чувствуя эти объятия. Крепкие и одновременно мягкие, осторожные. Так обнимают, когда боятся потерять кого-то очень близкого и дорогого.
Дрожь в теле усилилась, комок к горлу подкатил снова.
Хельмеппо, уткнувшись носом в область плеча капитана, только крепче обнимает его. Коби чувствует, как стучит сердце друга и его, почти в такт, как мелко дрожит теперь сам Хельмеппо.
«Я не должен реветь!» - кричит на себя Коби. – «Соберись, тряпка! Ты уже давно не распускал сопли при чьем-то присутствии!»
Но глаза на мокром месте. Сдерживать слезы  становится все сложнее.
— Никому тебя не отдам…
Внутри что-то перевернулось. Ноги снова перестали ощущать твердость под ногами, но уже по другой причине, нежели ранее. Теперь это что-то другое, невесомое, легкое…и исходящее приятной теплотой.
Коби робко обнимает обеими руками за шею друга, словно боясь спугнуть это приятное мгновение, опускает теперь сам на его плечо лицо, смущенное и красное до кончиков ушей, не понимая от чего – то ли фраза напарника так смутила, то ли собственные действия, а может это было и то, и другое. Юноша хочет что-то сказать, но выходит что-то несвязанное, непонятное, потому просто качает головой, показывая этим, что все в порядке, все в норме, но усиленно глотает слезы. «Все в порядке…» - шепчет уже про себя Коби и сам крепче обнимает, вдыхает аромат дорогих сигарет и духов, - «Все хорошо…»
Не разнимая объятий, юноша смотрит на друга, заглядывает ему в глаза. Он больше не видит в них злости, видит спокойствие и…благодарность? За что?!.. Становится стыдно, и еще больше становится стыдно, когда вернувшийся разум осознает, что кровь, которая была на лице блондина, его рук дело…точнее кулака.
- Мне нужно…нужно обработать твои раны, - Коби опускает глаза от неловкости. Теперь он сам не мог понять, как так сумел разозлиться, что врезал своему лучшему другу, почти, со всей силой. – Пойдем…
Юноша берет осторожно за непострадавшую руку блондина и ведет к своему рабочему месту. На кой черт он потащил Хельмеппо туда, усадил в кресло и вытащил аптечку с дальней полки шкафа, он не знал. Он мог отправить его в лазарет, но может быть, ему просто хочется показать заботу, которую в свое время не получал Хельмеппо?..
«Хороша забота, ничего сказать», - мрачно проносятся мысли в розоволосой голове, когда Коби осторожно обрабатывал лицо друга, - «врезал, оскорбил, а потом лечить взялся…»
Бинтуя пострадавшую руку, Коби со вздохом бросил взгляд в поломанную стенку, потом снова перевел его на блондина.
- Прости…за это, - продолжая бинтовать, виновато обращается Коби, - не понимая, что на меня нашло…и Хель?..
Теперь молодой капитан смотрит в глаза напарника с волнением и легким испугом, опустив мягко ладонь на забинтованную руку.
- Я вынужден отправить вас в Штаб не потому, что хочу что-то скрыть или в этом духе, а потому, что хочу, чтобы вы были в безопасности… Мне не хочется терять снова людей и друзей…
Рассказывать ли Хельмеппо о том, что он знает? О скудной, но очень важной информации про Теней? Да, наверное… Нужно. Наверняка нужно. Нельзя держать такие жизненно важные подробности от человека, которым дорожишь. Он имеет право знать, пусть информации и очень мало.
Коби с волнением в голосе говорит все, что знает о Тенях, много-много раз предупреждает Хельмеппо об опасности, которая может поджидать где угодно и когда угодно. Хельмеппо явно не нравится такой расклад дел, но иначе Коби сейчас не может. Дорогих людей надо беречь любыми способами.
Когда блондин вышел из кабинета Коби, направляясь к себе в каюту, дабы передохнуть перед отплытием, за окном уже стемнело. Юноша замечает валявшуюся на полу перчатку и шляпу друга, поднимает вещи и хочет уже пойти следом, чтобы вернуть, но останавливается, сделав шаг. «Позже отдам», - опускаясь в кресло и держа в руках белоснежную шляпу с надписью «MARINE», юноша откидывается на спинку, прикрывая глаза и не замечает, как засыпает.

                                                                                                      Расцветает солнце бутоном светлым,
                                                                                                      Видишь, в небеса улетает сокол.
                                                                                                      Я приду к тебе по воде и пеплу,
                                                                                                      Я приду к тебе по осколкам стёкол. (с)

+2


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Архив » Паруса удачи.