Вверх страницы
Вниз страницы

The adventure! I'll be King of the Pirates!

Объявление

НАВИГАЦИЯ:
ϓ Сюжет
ϓ Список ролей
ϓ Акции
ϓ Вопросы пользователей и гостей
ϓ Правила
ϓ Шаблон анкеты

АДМИНИСТРАЦИЯ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [F] Утопия


[F] Утопия

Сообщений 1 страница 9 из 9

1


Утопия
Больше двух лет назад, еще до событий в Арабасте
Место действия: Гранд Лайн, остров под названием Утопия, со всех сторон скрытый туманом, с великолепной архитектурной тайной под названием "Многогранник". Дожди здесь так же часты, как разные необычные феномены вроде миражей или слишком низких облаков. Воздух будто горный, часты случаи проблем со слухом.
Содержание: агентов двух разных, не похожих организаций, приводят к берегу Утопии не только интересы их лидеров, но и собственное любопытство. Там, откуда люди возвращаются с подавленным настроением, но куда их неотвратимо тянет снова, обязательно должна быть какая-то грандиозная находка. Понеглиф? Реликвия? Все вместе?
Участники: Кира Сул, Нико Робин

+2

2

- Откуда эта музыка? - спросила Кира у проходящего мимо нее матроса, подняв локти с планшира, выпрямившись и отвернувшись от очертаний берега, закрытого туманом. Тот остановился тоже, прислушиваясь, как и она, к звукам то ли флейты, то ли еще какого духового инструмента. Мелодия была не грустной, но загадочной, ноты затяжными, а само настроение - запоминающимся. Остров как будто приветствовал новых гостей с неодобрением, недоверием и предупреждением. Мужчина махнул рукой и Сул обернулась: по правому борту шхуны, где ей повезло стоять, из серой мглы вынырнул горб пологого берега, где дети играли в песке.
У девушки с собой не было бинокля, только камера в руках и алебарда за спиной, да кепка на голове - странный фотограф, скажут некоторые, но на Гранд Лайне лучше быть готовым ко всему - однако ей не стоило труда придумать, что делать дальше. Можно даже сказать, спонтанно произошло: Кира взглянула на берег через объектив, увеличив масштаб, и улыбнулась.
Раз на острове есть дети, и их отпускают на самостоятельные прогулки, значит он не так уж и опасен, рассудила она про себя, наблюдая за найденным-таки музыкантом. Это была девочка не старше лет пятнадцати. Она так увлеклась игрой на инструменте, что закрыла глаза. Другие дети строили замок из мелкой гальки и песка.
Мирная, непринужденная картина так понравилась, что Сул сама не заметила как нажала кнопку съемки. Сухой звук щелчка подловил детей в тот момент, когда один из них топнул ногой, намеренно разрушая постройки.
"Воу!" - непонятно почему, но спину Киры обожгло холодом, а рот приоткрылся, - "что это было?"
Может, ей показалось? С удивлением посмотрев на свой фотоаппарат, будто видела его впервые, Сул успокоила себя. Ну играют они так, все нормально...
"Но не в иг'рах ли ищут то, чего не хватает в жизни?"
Усомнившись, что стоит заострять внимание на детишках, Сул перечитала короткую газетную заметку, задержав взгляд на эскизе странной тени, возвышающейся над городом. Почему эскиз, почему не фотография? Тем не менее эту тень ей вскоре повезло увидеть своими глазами.
Те немногие пассажиры, что были на борту "Морского ежа", подобрались как можно ближе к полубаку: бушприт шхуны, будто с гордостью, указывал на внезапно открывшийся залив с видом на город, весь застроенный домами не выше двух-трех этажей. Над городом возвышалась обещанная сенсация...
"Ну нихг'рена ж себе..."
Рядом послышался вздох явно очарованной этим видением еще одной пассажирки "Ежа". Выбирая момент для фотографии, Кира покосилась на нее - взгляд выдавал ее. Даже другие не смотрели на силуэт Многогранника с таким вожделением, будто это было не здание (пусть и необычное), а огромный нежнейший бисквит. Ну или слиток золота размером с Луну.
- Тоже впечатлило? - усмехнувшись, тихо спросила Кира тоном, таким спокойным, будто город принадлежал ей. Она была уверена, что темноволосая незнакомка не станет отвечать. Понятно же, что да.
"Прицелив" объектив на удобный вид, чтобы поймать здание во всей красе, от крыш зданий до его верхушки, Сул щелкнула фотоаппаратом снова. Вряд ли придется сравнивать с эскизом из газеты - понятно, что это то самое здание. А это точно здание?
- Ског'рее бы на бег'рег, - бросив на Многогранник еще один последний жадный взгляд, Кира ушла в кубрик к каютам пассажиров, чтобы как можно скорее собрать скромный набор личных вещей и быть у спущенного трапа первой.
На палубе тем временем гости расспрашивали об острове не занятых швартовкой матросов, а те вовсю распространяли самые разные слухи...

Отредактировано Кира Сул (2015-08-19 11:58:25)

+3

3

«Мысль людей, желающих преодолеть пределы, отведенные человеку природой и бытом, привела к фантастическим и дерзким прожектам. Так появилась и расцвела буйным цветом партия творчества и изобретательства, партия Каиных. Их вера - вера в Утопию. Вера в чудеса. Вера в место, которого нет».

Место, которого нет. Хорошее определение. Правильное, учитывая те расплывчатые и зачастую сумбурные впечатления, которыми делились вернувшиеся из «познавательной экскурсии» люди. Робин собирала слухи, сплетни, пытаясь выяснить как можно больше про загадочный Многогранник. Кто его построил? Зачем? Отчего вернувшиеся выглядели утомлёнными, разбитыми, постаревшими на несколько лет? У них были глаза сумасшедших, увидевших самый страшный кошмар наяву, который напугал их до недержания, но всё равно каждый – что весьма занятно – желал вернуться на остров снова.
   Робин не любила, когда вопросов становилось больше, чем ответов, которые невозможно получить здесь и сейчас. Остров словно играл с ней, как огромная кошка, спрятавшаяся в зыбком тумане. Очертания берега и города расплывались, перетекали друг в друга, и пусть некоторые пассажиры шхуны с интересом вглядывались в бледное марево, Робин не разделяла их восторга. «Он живой, обладает разумом? Силой воли? Или это не разумность в общепринятом плане, а лишь видимость? Чего он точно не хочет, так это отпугнуть туристов. В дальновидности ему не откажешь».
   Внимание привлекла с виду неприметная заметка в газете с карандашным эскизом странного объекта над городом, а не привычной фотографией. Робин доверяла предчувствию, которое не раз спасало ей жизнь, и знала: заметка не случайно попала именно к ней руки. На этом острове скрыта какая-то тайна, скрыта так, что все о ней говорят, но никто не может и двух слов связать, чтобы описать, каков на самом деле Многогранник. Каждый видит его по-разному? Или что-то великодушно позволяет гостям, приплывшим в утопический рай, увидеть именно то, чего он в тайне желает? Снова вопросы, снова туманная рябь перед глазами вместо чётких и логичных теорий.
  Разрешение Крокодайла отправиться на остров она получила сразу, но оба понимали: и без дозволения лидера «Барок Воркс» Нико Робин утолит жажду любопытства любыми способами. Свернёт любые шеи и, если нужно, пойдёт по головам, чтобы не замочить ноги. Остров, казавшийся Робин живым существом, откликался на желания пассажиров, и потому Робин не видела ничего. Ни берега, ни детишек, не слышала чудесных переливов песни, предупреждавшей: «Оставь надежду, всяк сюда входящий!» и не могла вообразить, какой шикарный подарок остров готовит ей спустя несколько утомительных мгновений.
   «Она слышит музыку, значит», - Робин проследила за направлением взгляда девушки-репортёра, но ожидаемо споткнулась о непроницаемую завесу. Волны угрожающе шуршали о борт, ветер то усиливался, чтобы одним резким движением сорвать с головы шляпу с широкими полями, то стихал, затаившись. Не особенно приветливо их встречали. Придержав шляпу рукой, Робин подошла чуть ближе, встав в задних рядах возбуждённых пассажиров так, чтобы обзор был приличный, а спина – в относительной безопасности. Она не отдыхать сюда приехала и не развлекаться.
  «Есть ли среди них агенты Правительства? Или дозорные? – мысли текли плавно, разворачивая обыкновенную в таких случаях причинно-следственную цепочку. Любой остров потенциально опасен, какие бы тайны он не скрывал в своём чреве. В данном случае роль чрева выполнял воздух, если верить рисунку. – Впрочем, это второстепенно. Мне нужно больше информации, а с наивными туристами охотно делятся легендами и сказками…».
   «Морской ёж» слабо качнуло, вернув женщину в суровую реальность. Она вздрогнула, подняла взгляд в небо и замерла, позабыв про всё, что волновало ранее. Перед непреодолимой силой загадок, которые хранят подобные архитектурные памятники, не устоит ни один археолог. Робин затаила дыхание, вглядываясь в изгибы Многогранника, парящего над островом. Было нечто зловещее и хищное в его силуэте. Опасное. От предвкушения Робин позволила чувствам выглянуть наружу, позабыв про немногочисленных свидетелей вокруг. Вздох восхищения сам сорвался с губ, подлый предатель. Подхваченный ветром, он растворился в тумане, а Нико с трудом сосредоточилась на чужом голосе. Вроде бы ей задали вопрос. Никогда раньше Робин не позволяла себе отвлечься и обрубить все ниточки, связывавшие её с реальным миром. Непростительная оплошность.
   Она сухо кивнула, отметив спокойствие тона репортёра. Кого бы не впечатлило, девочка? Хотелось бы Робин ответить так, но завязывать беседу ей казалось бессмысленным. Пусть думает, что дама всё ещё под впечатлением от чуда, меньше вопросов посыплется следом за первым. В одном Робин была согласна с девушкой в кепке – на берег хотелось безумно. До такой степени, что ноги в плетёных сандалиях жгло огнём. Робин вновь оценивающе взглянула на Многогранник и усмехнулась краешком губ. Слухи она собрала разные… И почти во всех говорилось, что взрослым в здание путь закрыт. Перегораживают они его, что ли? Или там находится невидимый барьер? Что ж, скоро узнаем.
  Один из матросов зычным голосом начал рассказывать легенды двум солидным дамам, и Робин ненавязчиво присоединилась к ним. Вещей с собой она не брала, кроме карты острова, небольшого кинжала и этернал поса, чтобы вернуться в порт Алубарны. Матрос, осмелев от внимания женщин, заливался соловьём:
   - Дети вам больше расскажут, они у нас ходоки в Многогранник. Но это, что б вы знали, не просто башня, это Город в Городе! Одна крошка мне говорила, что там целые джунгли со змеями и тиграми, хотите верьте, хотите – нет. Для малышни там ничего опасного, но… - матрос сплюнул в море и внимательно посмотрел каждой женщине в глаза. Робин опустила поля шляпы. Она заранее знала, что скажет матрос.
  «Взрослые там сходят с ума».
  Робин сошла на берег не спеша, легко маневрируя среди людей, застывших нелепыми островками. Многогранник возвышался над городом, не касаясь крыш домов, однако впечатление производил давящее. Чудесное явление природы. Здание, где дети играют в пиратов и искателей сокровищ. Если там и есть какое-либо сокровище, то им вполне может оказаться…
   «Не торопись, - оборвала сама себя Робин и достала карту, хотя с первого взгляда запомнила её. Привлекать внимание не стоит. – Не надейся. Надежда – глупое чувство. Для начала…»
  Да. Для начала она осмотрит районы рядом с Многогранником, послушает, посмотрит. Ушей и глаз у неё хватит сполна.

+3

4

"Морской еж", по словам капитана, останется на дозагрузку дня на два, не меньше, прежде чем поднимет якорь и покинет туманный берег Утопии. О местных моряки могли рассказать много, но стоило ли им верить? На всякий случай, не перебивая словоохотливых матросов, дорвавшихся до свободных часов, Кира выслушала их советы - где дешевле поспать, где вкуснее поесть, чтобы не отравиться. "Эй, а что, и такое возможно?"
Проверять вряд ли стоило, так что опыт путешественников в плане решения бытовых вопросов оказался даже полезен. Карты острова у Сул не было, но она наверняка не стоила и белли, когда у города был такой ориентир как Многогранник, нависающий над зданиями через туманную дымку.
В числе одной из первых спустившись по трапу с рюкзачком, Кира направилась к Многограннику не сразу. Впрочем, с причала не попадалось ни одной прямой улицы, которая вела бы напрямик к этому интересному объекту. А наличие таковой казалось бы логичным - как никак главная достопримечательность. Пассажиры разбрелись кто куда, собираясь немедленно выйти победителями в гонке через лабиринт улиц. То, что это лабиринт, Кира убедилась несколько минут спустя, когда одного из пассажиров заметила снова, запыхавшегося и оглядывающегося по сторонам и с обиженным удивлением оглянувшегося на Многогранник, как на несправедливого судью. Сул обходила дома, не собираясь играть с улицами в их игру и вскоре вышла за пределы городских мощеных дорог и заборов с коваными узорчатыми решетками.
Несмотря на название острова и на поток туристов, который ожидался здесь стабильным, жители встречались нечасто. Отличить их было проще простого: они видимо настолько привыкли к зданию над домами, что не оборачивались на него в отличие от прибывших гостей и выглядели если не подавленными, то полностью пресыщенными всеми дарами, что могло бы дать им их окружение - на лицах всех местных застыло безразличие и ходили они медленно, будто только что проснулись. Ну или собирались. Даже Киру в сон потянуло.
Сократив дорогу до Многогранника через окрестности, не побоявшись перелезать через забор кладбища, Сул наконец оказалась перед лестницей.
"Не сейчас", - отказалась Кира, засмотревшись на невероятных размеров грани здания. Если смотреть на Многогранник с разных сторон, вообще непонятно, как он еще не свалился. Вершина археологической мысли, не иначе - должно быть какое-то объяснение тому, что он так держится.
Наверное, привыкнуть к наличию такой экспериментальной постройки все-таки возможно - репортерша отошла от нее, привалившись к дереву и собираясь наблюдать за теми, кто поднимается по лестнице. Но больше всего ее интересовало, будет ли спускаться кто-нибудь из его обитателей: по разговорам матросов, там точно кто-то жил.
"А вот и та бг'рюнетка", - отметила Сул, приподнимая козырек кепки и подавив желание глубоко зевнуть и свернуться калачиком, - "она пойдет туда сейчас?"
Наверное, стоило задаться вопросом, почему вдруг невероятное возбуждение перед приключением и тайнами сменилось столь резко на упадок сил, но Кира решила списать это на вину жителей, от которых она чувствовала примерно то же, во что погрузилась сама.

Отредактировано Кира Сул (2015-08-25 13:28:34)

+1

5

Робин повидала немало городов: энергичных, буйных, темпераментных и страстных, жестоких и милосердных к усталому путешественнику. У каждого города свой нрав и желания, как бы странно это ни звучало, и настроения эти стоит учитывать. В одном месте ты успеешь осмотреть все достопримечательности, вкусно поесть в таверне и купить парочку безделушек под дружелюбную болтовню продавца, а в другом на тебя накинется стая диких волков и придётся либо сворачивать им шеи, либо бежать сквозь непролазные джунгли. Но Утопия  не был похож ни на один город, хоть на память Робин никогда не жаловался. От него веяло… Безразличием. Тем опасным равнодушием, которое опутывает разум липкой паутиной, погружает в сон и медленно убивает, пока жертва не опомнилась. Возможно, опасения не напрасны, а может…
   Робин взглянула на Многогранник и осуждающе покачала головой. Такая экзотическая красота, такое совершенство линий – и в столь унылом месте. Горожане, в отличие от туристов, напоминали сонных мух. Живыми оставались только дети. Они бегали по улицам, смеялись и играли… Странно играли, будто охотились друг на друга, а потом менялись с проигравшими какими-то вещами. Одна из девочек неожиданно пристально посмотрела на Робин и вдруг спросила:
  - Вы тоже приплыли посмотреть на Многогранник?
  Отпираться глупо, да и ради чего ещё сюда стремятся туристы? Робин не заметила ни одного выдающегося места, кроме кладбища (там всегда особая атмосфера, неважно, какой остров и где) и, собственно, Многогранника. Да, посмотреть – но изучить тоже.
  Робин кивнула, внимательно следя за мальчишками, что ждали девочку возле невысокого старого дерева. Девочка вздохнула:
  - Не ходите туда, тётя. – Сказала она, а Робин мысленно усмехнулась. Подобные слова всё равно что красная тряпка для быка, ими не отваживают, а наоборот привлекают любопытных и тех, кому некогда печься за свою жизнь. – Но если вернётесь, дадите мне монетку?
- Держи сейчас, - в ходу были белли, но с собой правая рука Крокодайла всегда носила мешочек серебряных и золотых монет. Стоит уронить одну такую на землю, будто случайно, в толпе – и свара обеспечена, особенно в бедных районах. Удобный способ уйти незамеченной. – Авансом.
  - Спасибо! – девочка убежала к друзьям, а Робин поправила сумку и повернулась лицом к Многограннику. За время разговора она успела осмотреть ближайшие улицы. Многие туристы заблудились и ходили по кругу, некоторые сразу направились набивать животы, а девушка с алебардой стояла возле дерева и, кажется, собиралась заснуть прямо так, на ногах. Робин не было до неё никакого дела, разумеется, только вот…
  Она направилась прямо ко входу, решив лично проверить, насколько опасен Многогранник или то лишь байки для впечатлительных барышень? Голубые глаза хищно сверкнули, Нико не терпелось прикоснуться к тайне и найти – судьба коварная и любит преподносить сюрпризы – Понеглиф. Кто знает.
  …Рука выросла из ствола дерева и вежливо постучала пальцем по плечу репортёрши. Спать на посту – что за невежество! И даже если она окажется врагом, Робин нравилось бороться с препятствиями на пути. За мечту следует сражаться, и лучше бы враги были достойными, иначе…
  Иначе их ждал весьма холодный приём.
  Робин легко поднялась по лестнице, внимательно осматривая ступеньки. Створки дверей были чуть приоткрыты, словно говоря «заходи, если не боишься…». Тут больше подошла бы надпись «Оставь надежду, всяк сюда входящий», что Робин однажды вычитала в старом пыльном манускрипте. Просторный холл встретил женщину прохладой, густыми, трепещущими тенями и птичьими песнями – как в настоящем лесу на границе вечера и ночи. Не хватало только сладковатого аромата цветов и мягкой земли под ногами.

+1

6

Дети, с которыми заговаривала брюнетка, убежали к деревьям, придумывать себе приключения и веселиться в компании. Можно было позавидовать их детству - беззаботные игры, чувство полной безопасности, уверенности в том, что завтра можно продолжить свои выдуманные истории.
Что, интересно, мелочь ей наговорила? И все-таки любопытство, а может быть внимательность, хорошее зрение, ну или же все вместе позволили Кире высмотреть, что незнакомка в шляпе выдала девочке, с которой обменялась парой реплик, монету. Добычу девочка гордо показывала друзьям по пути и, кажется, предмет, имей он даже бриллиантовую ценность, станет главным героем дня и сегодня же потеряется. Этим подросткам деньги считать пока не приходится. А если приходится? Тогда они должны были бы быть более злыми...
В течение таких бесцельных рассуждений и размышлений Кира осматривала Многогранник, представляя его форму на плоскости, с высоты, и даже с противоположной от себя стороны. Это было нетрудно, потому что при всей необычайности изгибов, все грани строения подчинялись закону зрения - как видно, так и есть. Не было смысла сомневаться в том, что грань шире с другой стороны, потому что ее стороны сходятся в одну точку и бок, который к тебе ближе - а значит уже.
Геометрия в Многограннике прослеживалась во всем, а раз наука позволила себе его подчинить, значит должен был быть какой-то способ, уверенно держащий его именно в таком положении, в каком он есть сейчас.
Мысль прервали чьи-то пальцы, коснувшиеся плеча Киры. Женщина перехватила тонкое запястье и покосилась в сторону. Рука, торчащая из дерева, ее почти что удивила: неужели глюки начались? Не рано ли? И все-таки глюки материальными быть не могут.
Видимо это был какой-то посыл, типа - нечего прохлаждаться без дела, зачем сюда приехала вообще. За напоминалку, пожалуй, можно было сказать спасибо, а вот за ее способ хозяину руки бы отхватить люлей. Ну да ладно - по силуэту и тонким пальцам можно было понять, что рука принадлежит девушке, а им фингал под глазом не идет.
- Я не тг'рогаю тебя, ты не тг'рогаешь меня. Любись с дег'ревом, - почти что благодушным тоном попрощалась Кира с рукой и направилась к лестнице, по которой поднималась брюнетка. Почему к ней, например, руки не пристают?
После нескольких маршей Сул остановилась, посмотрела наверх, на женщину в шляпе впереди, а потом вниз. С площадки, которую Кира выбрала остановкой, открывался дивный вид на город. Тумана здесь будто бы не существовало и весь город был открыт, как на ладони. На большой такой ладони, широкой и мозолистой. Повезло увидеть тонкие нити снастей и мачты "Морского Ежа", и этой ерунде Кира даже улыбнулась. А почему нет? Хоть один знакомый предмет среди сотен идеальных, как с картинки, крыш.
С высоты Многогранник казался обычным, пусть и до сих пор грандиозным - он вообще не оставлял сомнений в том, что стоит на своем законном месте и его основание настолько фундаментально, что...
"А почему, собственно, не основание..?" - внезапной идеей срочно надо было с кем-то поделиться. С ней? Кира догнала взглядом спину и ноги уходящей в высоту брюнетки. - "Может она и сама догадалась. Это не фундамент. Это штыг'рь, длинный, го'ризонтальный, пг'роложенный под землей, как гигантский буг'р..."
Эту мысль Сул повторяла про себя несколько раз и, поднимаясь следом, поймав силуэт Многогранника как раз в самом сильном углу его "танца" над городом, убедилась, что эта теория может стать действительностью. Умеет ли незнакомка читать мысли? Знакомое предплечье, однако - как будто кем-то недавно хваталось. Уж не самой Кирой ли. И цвет одежды тот же...
"Эй! Это была ее 'рука!"
Теперь можно было разобраться напрямую. Усталости от подъема Сул не чувствовала - ее как под копчик сейчас пнули, решимость волнами смыла сонливость и медитативную одухотворенность этим местом и через несколько секунд по плечу стучали уже ее пальцы.

Отредактировано Кира Сул (2015-09-14 20:28:49)

+1

7

У фрукта Хана-Хана имелось множество достоинств и всего один недостаток: Робин чувствовала всё, что чувствует выращенная где-нибудь (чаще всего в не предназначенном для этого месте) конечность. Незаметность и скрытность её конёк, но в этот раз женщина позволила себе своеобразную шутку, за результатом которой хотелось понаблюдать. Из-за этого археолог шагнула назад и полуобернулась. А лестница была отнюдь не маленькая, Робин не заметила, как преодолела её всю. Даже дыхание не сбилось. Воистину, любопытство – страшная сила.
Город с высоты выглядел немного иначе, менее угрожающим и мрачным, а может, во всех негативных моментах виновно субъективное восприятие Робин, привыкшей ожидать подлости и предательства в любой момент. Туман не мешал обзору, позволяя насладиться переливчатой серой линией моря, почти слившегося с небом в своей тусклости, покатыми крышами и узкими улочками, по которым, скорее всего, до сих пор плутали некоторые туристы. Бедняги, они ведь могут не найти дорогу назад, упасть, сломать себе ногу и умереть в какой-нибудь канаве…
Девушка с алебардой неохотно, но всё-таки рассталась с полюбившимся деревом. Сама Робин любить его не желала, фразу-предупреждение восприняла спокойно и немного развеяла смутные подозрения по поводу острова в целом и Многогранника в частности. Большинство из тех, кто видел руку отдельно от тела, либо убегали, либо пытались навредить «странному явлению». Перехват не подходил ни под одно из определений. Мало ли какие чудеса встречаются на Гранд Лайн? Возможно, безымянная девушка рассуждала именно так. Она тоже одолела лестницу без особых проблем, и когда их разделял всего лишь один пролёт, Робин вновь повернулась лицом к двери. Дольше оттягивать знакомство с гениальным творением человеческой мысли невозможно. Она и так задержалась, впав в подобие созерцательного транса, чего с ней не бывало уже лет десять точно.
Робин хотела первой осмотреть Многогранник. В этом вопросе она предпочитала быть эгоисткой и собственницей, чем потом кусать локти в разочаровании – хоть один, хоть сразу сотню.
Трудно избавиться от привычки всегда следить за собственной спиной. Робин не чувствовала угрозы от незнакомки, но и позволить ей вторгнуться в зону комфорта тоже не могла. Что ж, раз теперь они поменялись ролями, то почему бы не использовать ваш же ответ, репортёр-сан?
Дерево оказалось не лучшим собеседником? ─ перехватив чужие пальцы, лукаво поинтересовалась Робин. Ссора не входила в её планы, а ни к чему не обязывающая вежливость вполне могла развязать язык. ─ Сочувствую. Вы хотели о чём-то поговорить?
Светская беседа о погоде была явно не к месту ─ они обе приплыли сюда ради Многогранника, который возвышался над всем городом и ввинчивался концом в землю. По поводу его строения и геометрии у Робин скопилось немало вопросов. Обычное основание, какое имеется под любым домом, вряд ли удержало бы подобное сооружение. Сейчас пригодились бы знания кого-то, сведущего в архитектуре или, на худой конец, в строительстве, но не факт, что это сильно прояснит ситуацию. Никто, кроме создателя, не знает всех ответов. И его детища, разумеется.

+1

8

Не слышать шаги незнакомка явно не могла и, разумеется, подхватила пальцы репортерши без всякой опаски, что ее, такую очаровательную и высокую, могут задушить. Сул поравнялась с женщиной, без зависти покосившись на размер ее груди и хмыкнула:
- Напг'ротив, мне показалось, что это было пг'риглашение на диалог именно с вашей стог'роны, уважаемая... Увы, не знаю вашего имени.
Кире показалось, что тайна, окутывающая Многогранник, словно пологом, обернулась враждебной тенью и, приняв под свое крыло первую туристку, отнеслась ко второй с осторожностью. Теперь брюнетка принадлежала этой тайне, а вот репортерша - не успела и, непонятно почему испугавшись этого ореола загадочности, Сул решила не торопиться с оглаской собственных выводов. Потому и пригласила незнакомку начать делиться первой и, раз на то пошло, можно было ее к этому вынудить, представившись.
- Я - Сул.
Никто бы не запретил ей повернуть назад, остаться на корабле, ну или ограничиться осмотром города, но что бы тогда она рассказала о Многограннике людям в организации, каким репортажем могла бы похвастаться? Гордость в тандеме с упрямством и уверенностью, что шеф бы не стал пасовать перед возможной неизвестностью, гнали Киру вперед. Она - не трусиха и никогда не приобретет славу таковой, ни за что.
- Высоковато, - оценила женщина процесс неспешного подъема, остановившись на самом краю лестницы и сфотографировав с площадки вид на город, закрывающийся, будто ватным скомканным одеялом, полупрозрачной дымкой тумана. На всякий случай Кира отошла на безопасное расстояние от провала, обернулась к брюнетке, прожигая ее настороженным взглядом и прикинула - каковы их шансы на выживание, случись кому из них падать отсюда.
Чтобы напропалую не наглеть, на всякий случай Сул начала издалека:
- Почему вам интег'ресен Многог'ранник?
Этот вопрос точно не был глупым - в конце концов, они, из всех пассажиров на корабле, прибыли именно сюда в числе первых и единственных. Не лишним было проявить банальный обмен любезной красивой ложью, и то, ее будет интересно послушать человеку, обладающему Волей, тому, кто эту ложь легко раскусит. Может, такой же способностью обладала и брюнетка, Кира не могла знать наверняка, но ощутила в себе прилив сил и уверенности, которая заставляла продолжать подъем, без всяких шансов на уступки.

Отредактировано Кира Сул (2016-01-12 23:21:22)

+1

9

я черепаха х_х

По загадочным и потенциально опасным местам удобнее ходить в одиночку. Случайные попутчики – любопытные туристы, репортёры и просто зеваки – могли мешаться под ногами, задавать множество ненужных вопросов и всячески пытаться умереть, что, согласитесь, отвлекает от главного. Вряд ли Робин огорчит кончина конкретно этой девушки, но раз уж им всё равно по пути, можно и поговорить – благо тема висела совсем рядом, достаточно лишь руку протянуть.
- Возможно, - спорить бессмысленно. Желание пошутить или приглашение – тому жесту можно дать сотни толкований, и все они в равной степени правдивы и лживы. Иногда Робин сама с трудом понимала, какой вдох её жизни не пропитан насквозь фальшью и лукавством. Естественная стратегия выживания, но так недолго и потерять самое себя. – Полагаю, нам есть, что обсудить.
Отличная попытка, милая. Робин оценила ход журналистки и на мгновение задумалась, склонив голову к плечу. Какое же из имён назвать? Как-то Сэр предположил, что девочке, за чью голову дают внушительную сумму, не резонно представляться настоящим именем и фамилией, учитывая некоторые… печальные обстоятельства. Робин не стала дёргать крокодила за хвост и парировать вопросом про его собственную личность, но  согласилась: да, у неё было в запасе достаточно имён, чтобы скрываться. Удобно, почти как менять перчатки или шляпки.
- Роксана, - одно из немногих имён, имевших букву «р». Хоть крохотная, но доля правды. – Можно Рокси, как вам удобнее.
С вершины лестницы  правда открывался завораживающий вид. Провал зиял беззубым ртом, готовый проглотить любого, кто неосторожно ступит или подвернёт ногу в самый неудобный момент. Случалось наблюдать за падением таких вот неуклюжих дамочек и мужчин, и всегда зрелище было прискорбно одинаковым.
- Будьте осторожны, один неверный шаг – и вы упадёте вниз. О последствиях вы сами знаете, не сомневаюсь.
Нельзя удержаться и не ввернуть любимую фразу про самое печальное развитие событий. Сэр называл это пессимизмом и вежливо выставлял вон, чтобы не портила карму, а Робин считала такой подход единственно верным. Если ждёшь плохого, то разочарование намного слабее бьёт по тебе, когда оно всё-таки – или неизбежно? – случается.
- О нём ходит множество слухов. Кто-то считает, что Многогранник влияет на настроение людей. По горожанам это, к слову, заметно. Некоторые строят предположения касательно управления погодой или даже гравитацией, потому что построить такое чудо… - Робин перевела дыхание и с интересом посмотрела на Сул – верит, нет? Пока археолог не сказала ни слова лжи. Только то, во что верили другие люди. – Не всякому под силу. Возможно, архитектору что-то помогало. И я хотела бы знать, какие тайны скрывает Многогранник, если он позволит это сделать. А чем он привлёк вас?
Понеглиф – вот главная цель и мечта, однако рано жадно сверкать глазами и воображать, будто он уже у тебя в руках. Вряд ли Многогранник так легко расстанется со своими тайнами.
- Если хотите, можем пойти вместе, - в холле действительно словно разбили цветущий сад. Потолок уходил необозримо высоко и терялся в сумерках, отчего складывалось ощущение, будто две женщины попали в другой мир. – Я не против хорошей компании.
Тяжёлые двери закрылись за спиной Сул едва слышно, даже Робин не сразу уловила тихий скрип, похожий на смех. Что ж, чего-то подобного она и ожидала. Кто сказал, что будет легко?

+1


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [F] Утопия