The adventure! I'll be King of the Pirates!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [F] Мята и мелисса


[F] Мята и мелисса

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


Мята и мелисса
Пост-Арабаста
Место действия: Безымянный остров, где растут целебные травы, а капитан-сан вряд ли найдёт хотя бы одно приключение для себя и команды.
Содержание эпизода: У Чоппера закончились полезные успокаивающие травы в самый неподходящий момент: команда оторвалась от дозорных и укрылась в тихой бухте, а тишина и покой вредны для настроения капитана. Чтобы пополнить запасы, а заодно сбежать от шебутного Луффи, Чоппер отправляется изучать новый остров. Робин присоединяется к нему - лишняя пара рук доктору-сану точно не помешает.
Участники: Чоппер, Нико Робин

0

2

- Крутотняяяя! – едва капитан коснулся ногой земли на острове, как он сразу же завел свою неугомонную шарманку, играющую только на двух нотах: поесть от пуза и отыскать на свою резиновую…голову приключений. Луффи буквально выпрыгнул с борта Мерри Го, когда как другие решили адекватно спуститься по трапу.
- Остров, похоже, необитаем, - спокойно заметил Санджи.
- Конечно необитаем! – воскликнул Усопп, после чего улыбнулся, прикрыл глаза и наклонил голову, - но…когда-то давно…когда еще Капитан Усопп не был пиратом…одна из тысячей его последователей пришвартовывались здесь…
- Целая тысяча последователей?! – наивный Чоппер, как всегда, поверил в очередную сказку носатого, - ты был на Гранд Лайне до того, как стал накама Луффи? Вот это да!
Последнего вопроса Усопп не ожидал. Ему только и осталось, как смущенно почесать затылок.
- Ладно, хватит трещать! – а вот Нами, как всегда, взяла на себя роль организатора, - запасы на исходе! И тем более скоро в этой местности ожидается дождевая буря. Надо поторопиться!
- НАМИ-СУАААН ВСЕГДА ТАКАЯ УМНАЯЯЯ! – Санджи принялся смешно размахивать руками и чуть ли не кривляться, - И РОБИН-ТЯН ТОЖЕЕЕ!
- В отличие от тебя…, - сказал Зоро себе под нос, но кок реплику услышал.
- Что ты там мне вякнул, маримо?
Разумеется, мечника это завело:
- А то, что мозгов у тебя точно у мухи, курилка-вонялка!
Эта часть острова наполнилась звуками: чересчур громким смехом Луффи, руганью и мордобоем Санджи и Зоро, руганью Нами. Лишь оставшаяся часть команды вела себя тихо. Чоппер недоуменно переглянулся с Усоппом, после чего искоса и боязливо покосился на их новую накама: Нико Робин.
«То, что она ведет себя довольно миролюбиво, еще ничего не значит! Она является хладнокровным убийцей! Можно ли ей доверять так же, как и другим?» - когда же Робин повернулась к нему и заметила, что на нее смотрят, олень испуганно выдохнул и отвернулся.
Вся эта суета доставляла неудобства докторенка. Он аккуратно подергал Нами за подол одежды и сказал, что отойдет пособирать целебные травы. Суровое лицо навигатора смягчилось, она заулыбалась и добродушно кивнула, после чего повернулась к остальным.
- Вот! Учились бы у Чоппера! Несмотря на то, что он северный олень, он намного дисциплинированнее вас!
Тони лишь смущенно натянул шляпку на морду и побрел по своим делам.
«Главное – потом найти дорогу обратно…»

+1

3

Привычка ─ верная спутница. Её не переубедить и не переучить в мгновение ока. Робин двадцать лет вытравливала из себя опасные чувства вроде доверия, симпатии, жалости, повторяла, как мантру: «Не верь никому». Ей казалось такое поведение правильным, разумным. Только деловые отношения, ничего не значащие улыбки, чёткое выполнение приказов ─ и награда за превосходно выполненную работу, разумеется. Робин умела ждать и с вероятностью примерно девяносто процентов знала, что именно увидит в фамильной усыпальнице короля Кобры. Но даже интуиция не предупредила о том, что одна безумная пиратская команда окажется настолько сильной и безбашенной, что разрушит многолетний и выверенный до последнего винтика план.
  На корабле Мугивар Робин растерялась. Она попала в непривычную среду, где всё было чужим, незнакомым, опасным и… притягательным. Как библиотека профессора Кловера и других археологов, как тайные письмена Понеглифов, за которые убивали. Корабль добродушно и приветливо поскрипывал снастями, едва слышно колыхались паруса на ветру, а в пустой каюте можно было почувствовать, что ты не один ─ за тобой следом ходит кто-то, присматривается, изучает. Робин не замечала слежки со стороны пиратов, потому решила ждать, тоже присматриваясь и к команде, и к кораблю. Странно, но спустя несколько недель ощущение чужого присутствия бесследно исчезло.
  Мистика.
  Или же… Об этом должны писать в книгах, верно?
  Робин себе не изменяла, даже оставаясь под прицелом настороженных взглядов. Капитан, Монки Ди Луффи, поражал женщину своим жизнелюбием, детским эгоизмом и упрямством. А ещё в нём была сила, способная свернуть горы, победить Шичибукая и забрать к себе археолога ─ потому что он, видите ли, понял. Забавно, что же сумел разглядеть в её тёмной душе беззаботный мальчишка, у которого на уме, кажется, лишь приключения и еда?
  Ответа не было до сих пор, но Робин не могла уйти.
  Ей идти-то некуда. Снова начинать сначала? Прятаться, лгать, обманывать и скрываться, убивая тех, кто мог узнать в ней девочку на розыскной листовке? С Мугиварами пока по пути. Пока ─ комната на двоих с талантливой девочкой навигатором, галантный любвеобильный повар, трусливый лгун, недоверчивый мечник, капитан-ветер-в-голове и… Да, северный олень.
  Привычки меняются в деталях. Если первое время Робин отслеживала каждый шорох, каждое движение «накама», то постепенно стала фильтровать то, что не касалось непосредственно опасности и угрозы жизни. Ну сами посудите, что страшного в хлопушках длинноносого или подозрительного в аппетитном шкворчании масла с камбуза? Робин сама не заметила, как привыкла читать в присутствии команды, как незаметно передвигался её шезлонг ближе к шезлонгу Нами, а комплименты кок-сана принимались без ожидания подвоха или требования чего-нибудь взамен.
  Однажды утром Робин проснулась и с ужасом поняла, что не просто не может ─ она не хочет уходить. От людей, что приняли её, убийцу, и ничем не напоминали о прошлом.
  Смех или слёзы ─ что больше подходит ко столь трудному для осознания откровению?
  С откровениями пришлось повременить, так как на горизонте замаячил неизведанный остров, куда сразу же пожелал сбежать капитан-сан. Робин стояла чуть позади и наблюдала за знакомой уже, такой (родной) привычной перебранкой мечника-сана и кок-сана, слушала приказы навигатора-сана, и в душе у неё поднималась необычайно сильная буря чувств. Наверное, это болезненное облако в груди и есть симпатия и привязанность, подумалось Робин, когда вместо раздражения из-за перебранки хотелось улыбаться. Порой складывалось ощущение, что все эти славные и добрые  пираты, сущие дети, и есть её настоящая семья. Братья и сестра, например, за которыми следует присматривать, чтобы не споткнулись и не разбили себе голову… случайно.
  ─ Надеюсь, на этом острове не водятся хищники, которые разорвут капитана-сана на куски, ─ невозмутимо высказалась Робин, достаточно тихо, чтобы не мешать ссоре Зоро и Санджи, но Нами её услышала. Тяжело вздохнула, проворчав «Ему не помешает получить пару шишек, недотёпе этому!», и махнула рукой в сторону джунглей, где уже скрылась ярко-жёлтая шляпа.
  «Боится, ─ с ноткой сожаления отметила Робин, увидев, как дёрнулся и отвернулся Чоппер. ─ Он… Мне нравится? Скорее да, чем нет».
  Чоппер напоминал её саму в детстве после… после Охары. Маленькая напуганная девочка и не доверяющий людям оленёнок. Его страх, его взгляды и очевидное напряжение, стоило Робин приблизиться, были настолько знакомы, что невольно задевали какие-то тщательно скрытые струны. Сострадание. Жалость. Симпатия.
  Робин улыбнулась оленёнку своей фирменной ничего не значащей улыбкой и вновь взглянула в переплетение древесных ветвей. Оставаться на корабле или?
  ─ Я тоже прогуляюсь, навигатор-сан, ─ привычка информировать других о своих действиях приживалась медленно и неохотно. Чаще всего Нико просто исчезала и появлялась после того, как заканчивала все дела или утоляла интерес. ─ Терпения вам.
  ─ Оно мне понадобится, ─ закатила глаза Нами. ─ Спасибо, Робин-онесан.
«Сестрица».
Слово непривычно грело.
  ─ Не потеряйтесь, доктор-сан, ─ искренне пожелала Чопперу женщина, хотя не собиралась отходить от него далеко. Следить из тени или неслышно скользить по пятам ─ это она умела. ─ А то за вас будут переживать.
  Они разделились, и Робин первая нырнула под густую сень, которая становилась всё реже с каждым шагом. Появились вполне проходимые тропинки, а где-то приходилось, помогая себе руками, буквально перелетать через препятствия. Вдоволь насладившись тишиной и одиночеством, Робин хотела было найти доктора-сана и убедиться, что у него всё в порядке, как вдруг внимание привлек просвет среди деревьев. Руки с глазами на ладонях проклюнулись на древних стволах и робко выглянули из леса.
  «Какое славное место, надо же…»
  Спустя секунду колебаний Робин сорвала один нежный цветок и, быстро передавая его по рукам, донесла до Чоппера. Цветок упал ему сверху на шапку. Оставалось дождаться реакции, а потом сказать:
  ─ Доктор-сан, я нашла кое-что любопытное. Желаете посмотреть?

+1

4

Похожие чувства испытывал и Чоппер. Однако, различия все же были. Его окружала опасность со всех сторон, от команды, к которой он присоединился, веяло приключениями, к которым он так не привык. Точно так же, как и к комплиментам, общению с кем-то помимо Докторины, к слову "накама" и многому другому, что докторенку только-только придется познать. Монки Ди Луффи чем-то его привлекал. Но чем - даже сам Тони еще не мог понять. Жизнерадостностью? Тягу ко всему неизведанному, тому, чего Чоппер так жаждал все эти лета? Ведь и этот скромняга тянулся к тому, что скрывал за собой горизонт. Но боязнь людей и старые душевные раны, которые не было под силу зашить даже самому лучшему хирургу мира, заставляли олененка оставаться в родных краях, все сильнее врастая в них. А Мугивара взял и пришел да выдрал всю эту привязанность с корнем. Что за таинственной силой обладал мальчишка - неизвестно.
После победы в Арабасте Тони окончательно оставил все свои сомнения насчет непригодности в качестве накама. Он очень хотел быть нужен, дабы товарищи не подумали о нем ничего дурного.
"А как мы славно дрались с Усоппом против толстушки-кротихи и ее напарников" - прогуливаясь по лесу, думал маленький врач. Его задумчивый взгляд был устремлен себе под ноги. Да, он действительно нужен своим накама! Теперь он не просто резервный источник питания, как сказал бы Санджи, нет! Он тот, кто сможет постоять за себя и других! Он нужен! Нужен... Это слово приятно грело душу зверьку. Да, в нем нуждались и ранее. Но сейчас - особенно! Теперь он - часть команды, один из винтиков в целой системе. Открути этот винтик - и развалится весь механизм.
С этими философскими умозаключениями Чоппер вышел на какую-то полянку. Мягкая трава под ногами была такого ярко-зеленого оттенка, что иногда хотелось зажмуриться, сверкающий на солнце прудик впереди был настолько прозрачен, что можно было видеть плескающихся и периодически выпрыгивающих больших рыб.
- Красотаааа! - на одном дыхании проговорил олененок. Он нагнулся было над одним из заинтересовавших его цветков, как вдруг он услышал треск кустов у себя позади. Рефлекторно обернувшись и стиснув в лапках увесистый том о лекарственных травах, докторенок начал всматриваться не проглядную череду из листьев, трав, коры и бог знает какой еще лиственности.
"Наверное, показалось" - испуганно втянув голову в плечи и сглотнув мучавший его комок в горле, подумал Тони-кун. Смотрев еще какое-то время в одну точку, он решил-таки вернуться к интересовавшему его растению...и испуганно пискнул, когда понял, что к нему кто-то притронулся. Нет, это были не галлюцинации и не фантазия его мозга! Он явно чувствовал прикосновение чьей-то руки. Олененок выронил энциклопедию из рук, та в свою очередь с характерным шлепком упала на траву, раздавив своим весом цветок.
Осторожно, словно боясь обжечься, зверек прикоснулся к месту, где ранее чувствовал чью-то руку. Там был цветок. Обычная лилия. Lílium, как бы было сказано в любой книге травоведения.
─ Доктор-сан, я нашла кое-что любопытное. Желаете посмотреть?
Чоппер узнал этот голос. В голове словно что-то ударило. Теперь понятно, как у него на голове оказался этот цветок. Снова эти пугающие его способности!
Недолго думая, Тони скрылся в кустах. Но вдруг в его голове промелькнула мысль: а ведь Робин ничего такого не сделала. Нет, серьезно! Она просто положила ему этот цветок на голову. Она ему подарила эту лилию!
- Подарок..., - повторил олень и снял с себя этот огромный цветок. Он действительно был исполинских для него размеров. А еще приятно пах. Подарок бы приятный и...милый?
Заткнув цветок себе за ухо, Чоппер вышел из своего укрытия и посмотрел на склонившуюся над чем-то Нико Робин. Докторенка одолело жгучее любопыство: что же там такое находится, что это заинтересовало такого человека, как она? Осторожно продвигаясь маленькими шажками и чуть ли не боком, зверек переводил взгляд то на Робин, то на таинственное "что-то", так заинтересовавшее их обоих.
- Что ты хочешь мне показать? - решил он-таки подать свой голос, напрочь забыв о своей толстенной книге.

+1

5

Цветок, ─ пояснила Робин, отойдя чуть в сторону, чтобы Чопперу было удобнее подступиться к находке. ─ На этом острове множество видов цветов, от обычных ромашек до Dracula simia, а если выйти из леса, то можно увидеть целое поле. Цветы чередуются и складываются в естественный узор. Но то, что растёт здесь, в тени…
Чоппер был бесконечно мил в своих реакциях и пугливой нервозности, и хоть он всё ещё дёргался и прятался, смотрел настороженно, Робин испытывала почти позабытое тёплое чувство, когда наблюдала за ним. Незаметно, естественно, просто приглядывала и следила, чтобы с маленьким доктором не случилось какой беды. Да, она знала: Чоппер сыграл не последнюю роль в Арабасте, однако, у него такое доброе сердце и наивный взгляд на мир, что невольно спрашиваешь себя «Почему он с ними? Зачем отправился в полный опасности Гранд Лайн, где его могут в любой момент убить?». С Мугиварами Робин получала больше новых вопросов, нежели ответов на старые. Доверять кому-то без оглядки чертовски сложно, этому следует учиться с детства, открывать душу и не ждать, что в неё плюнут.
Я читала про него в одной книге, ─ присев на корточки, женщина осторожно погладила бархатный лепесток. Короткий толстый стебель увенчивали изящные бутоны, формой напоминавшие тесно переплетённых людей. ─ По легенде, двое  настолько сильно любили друг друга, что решили умереть вместе, сбросившись с утёса. В честь них цветок назвали «Неразлучником», он появляется только раз в году на несколько часов. Говорят, те, кто успеют его увидеть, обретут счастье в любви.
Робин подпёрла щёку рукой и мягко взглянула на Чоппера. Вокруг «Неразлучников» густо росла мята и мелисса, окутывая укромное местечко под раскидистой акацией свежим, бодрящим запахом. Несколько веточек аккуратно надломили руки, появившиеся прямо из земли, и перевязали тесёмкой, чтобы не потерялись.
Он выглядит просто, не привлекает к себе внимания, ─ словно бы думая вслух, продолжила Робин. ─ Его невозможно использовать во врачевании, верно, доктор-сан? Ты наверняка знаешь это. Но рядом с «неразлучником» всегда растут полезные травы, он буквально притягивает к себе нечто хорошее. И если сделать так… ─ руки принялись гладить и щекотать живот Чоппера, а одна из них легко тронула цветок за свёрнутый в трубочку листик. По джунглям разнесся мелодичный, кристально чистый звон серебряного колокольчика, и затерялся высоко в кронах деревьев.
…то ты улыбнёшься.
Не дожидаясь ответа, Робин выпрямилась и направилась из влажной паркости леса на свет, к лугу, который ничем не отличался от того, что видел Чоппер. Цветы действительно образовывали причудливый узор, над ними порхали огромные яркие бабочки и деловито жужжали шмели, тяжёлые и полосатые. Плескалась вода в пруду, из него выпрыгивали радужные рыбы с пышными хвостами, как у павлинов. Робин присела на траву, положила рядом рюкзак и, обняв руками колени, устремила взгляд на зелёно-пёстрое море, по которому ветер пускал золотистую рябь.

+1

6

- "Неразлучник"..., - тихо повторил Чоппер, а затем резко вскинул голову, словно о чем-то вспомнив и активно закивав головой, - да, точно, Неразлучник!
Олененка будто бы постигли давние воспоминания, заставив его взолноваться.
- Говорят, что те, кто успеют его увидеть, обретут счастье в любви...
- Любви..., - повторял Тони, словно Робин была его наставницей, а он сам - нерадивым и глупеньким учеником. Учеником с синим носом.
Но на самом деле Чоппер уже видел такой цветок ранее. И не абы где-нибудь, а на своем любимом родном острове!
Звереныш как будто поддался неприятным воспоминаниям. Он задумчиво, но все еще настороженно наблюдал за действиями Робин. Либо она слишком хорошая актриса, либо...либо она действительно не хочет убивать в данный момент. В течение жизни на глазах малыша докторенка умирали люди, звери, его семья. И Чоппер прекрасно понимал сам, как это дико, жутко и страшно, когда Смерть дышит тебе в затылок холодным дыханием. Поддавшись любопытству, обернешься - и упадешь на землю бездыханно. Но...но от археолога не веяло ничем замогильным, кроме ее жутких шуточек. Но местами она даже наоборот вела себя...мило? Может быть, уже махнуть рукой на подозрительность и просто принять все, как есть?
Рассмеявшись от тонких пальцев Робин, Чоппер приоткрыл один глаз. Робин уже стояла вдалеке, а рядом с Неразлучником лежала охапка мяты и меллисы. Врач еще раз глянул на цветочек. Ровно два белоснежных, как первый снег, лепестка беззвучно упали на траву. Растение уже увядало, но продолжало выглядеть прекрасно.
Неразлучник как будто на что-то намекал. И Чоппер этот намек понял. Улыбнувшись, он аккуратно поднял эти два лепестка. Подул совсем легкий, восточный ветерок и колыхнул лепестки. Заиграла прощальная мелодия, реквием, но реквием счастливый.
Рядом с Робин кто-то сел. Раскрыв лекарственный том на случайной странице, Чоппер аккуратно, стараясь не помять, вложил эти два лепестка в книгу и закрыл ее, отряхнув корку от грязи.
- Пусть это будет в память о нашей дружбе и о том, что мы...накама!
Олененок улыбнулся. Вот теперь стало куда спокойнее!

Отредактировано Тони Тони Чоппер (2016-07-01 23:19:36)

+1

7

Наивно ожидать, что тебе поверят вот так – сразу, без оговорок и косых взглядов. На месте Чоппера Робин и сама себе не поверила. Слишком странно осознавать, что здесь и сейчас нет места дурным воспоминаниям и опасности. Для Робин искренность была одной из самых редких и от того ценных монет, которыми можно оплатить практически всё, что угодно. Впустую тратить своё доверие она бы не рискнула, но Мугивары уже сделали для неё невозможное и явно собирались перевернуть мир, если этого будет недостаточно. Так что искренности и благодарности они заслуживали вполне.
Книга на коленях Чоппера казалась гротескно огромной, очень тяжёлой. Робин знала, что учебники по медицине пишутся с чувством, толком и расстановкой, там всё должно быть подробно и ясно, чтобы юные врачи случайно не залечили своих пациентов до смерти. Лекарственными растениями это сделать проблематично, но если постараться… в компании оленёнка даже мрачные шутки  с трудом приходили в голову, словно стыдились своего существования. Пожалуй, завоевать именно доверие Чоппера среди всех Мугивар Робин было бы лестно и приятно – невооружённым глазом видно, что ему пришлось пережить очень много такого, чего счастливым детям и в кошмарах не снилось. Можно продолжать считать Чоппера ребёнком, но Робин не позволяла себе так называть его вслух. Ещё обидится. Кто в команде точно дитё неразумное так это Луффи, по сравнению с ним Чоппер образец разумности, опытности и здравомыслия.
Но – всё-таки ребёнок, а детей Робин не могла ненавидеть, как бы ни старалась.
- Накама, - слово горчило на языке, отдавало полынью и холодком, как если бы терпкую траву перемешали с колкими осколками льда. Что такое «дружба» Робин старалась не вспоминать, чтобы не бередить старых ран и воспоминаний о том единственном друге, который погиб из-за неё. Кроме него, никто больше не считал проклятую девочку другом. Слышать о дружбе от оленёнка было удивительно и непривычно, но совсем не неприятно. Чоппер точно не виноват в том, что случилось двадцать лет назад. И знать ему об этом не стоит. - Да, это хорошее напоминание. Тебе нравится здесь?
Их вряд ли будут искать, до заката солнца по крайней мере. Тишина ласкала слух отсутствием радостных воплей капитана, стука молотка Носатика-куна и звона бокалов, которые трудолюбивый кок-сан наливает, чтобы в очередной раз поразить вкусовые рецепторы команды. Неизвестно, сколько должно пройти времени, чтобы Робин смогла называть всех по именам. Это ведь личное, почти признание, почти настоящая дружба, о которой она так мало знает…
- Доктор-сан, а может, поделим лепестки поровну? Один останется у тебя, один – у меня, и тогда каждый будет помнить этот день, что бы ни случилось.
Возможно, скорее рано, чем поздно, Робин придётся покинуть команду – не из-за собственного желания. Если её узнают. Если загонят в угол. Если Мугивары окажутся в смертельной опасности из-за прошлого, что чёрными тенями следует за ней по пятам. Находясь далеко от тех, кого правда хотелось считать друзьями, Робин радовалась бы и такой мелочи, как засохший лепесток неразлучника.

0


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [F] Мята и мелисса