The adventure! I'll be King of the Pirates!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [F]У стен есть не только уши.


[F]У стен есть не только уши.

Сообщений 1 страница 13 из 13

1


У стен есть не только уши
Полтора года от основной линии
Место действия: Бритланд, один из густонаселённых островов Нового Мира, известный своими туманами, рыбными промыслами и богатой историей.
Содержание эпизода: однажды магистр с культурно-научной специальностью Альдор Шлиман попал в переделку: среди бела дня пропала его ценная рабочая записная книжка, в которой он записывал то, что не умещалось в его ценную голову. Казалось бы, разгадка проста: кто-нибудь мог взять непримечательный блокнот по ошибке, приняв за свой. Однако последствия утечки информации для назо в любом случае были бы велики, посему Ал решил обратиться за помощью к товарищам.
Участники: Кира Сул, Ал Шлиман, в перспективе возможно Маттео Скаппи и Мойран Габ.

0

2

В этой части города серая гранитная набережная была пустынна почти в любое время года и суток, так что едва ли случайный прохожий смог бы помешать одному важному разговору, на который магистр с культурно-научной специальностью Альдор Шлиман категорически рассчитывал. Дело было очень и очень важным. И при этом деликатным.
Но даже если бы этот случайный прохожий случайно прошёл мимо, вряд ли бы его насторожил высокий и худощавый молодой человек, одетый в давно забывшие тепло утюга серые брюки, рубашку, вязаный свитер с оленями и расстегнутое твидовое пальто. Хотя для твида было несколько прохладно, потому молодой человек поднял воротник и замотался по самые очки в клетчатый шарф – это хотя бы немного спасало от промозглой, туманной прохлады, которую приносил ветер с залива вместе с запахами рыбного завода. Рука молодого человека сжимала почти до дна опорожненную бутылку виски. Здесь следовало бы сделать отступление и отметить, что бутылка была опорожнена не им, а каким-то весёлым безработным нищебродом. Он же её только подобрал в качестве эффектного штриха к образу неудачника, страдающего от неразделенной любви или проблем на работе, или от всего вместе взятого. Для отвода глаз, так сказать, если кого-то из прохожих заинтересует его непримечательная персона.
Ал невесело усмехнулся и спрятал нос в шарф, когда налетел очередной порыв ветра. Пропажу записной книжки, в которой были записаны все выходные данные и номера книг и периодических изданий, в которых упоминалась Алая Корона, можно было считать не просто проблемой по работе, а очень серьёзной проблемой. Поначалу он считал, что записная книжка ненароком попала к Маттео Скаппи, с которым Ал с утра завтракал. Здесь следовало бы сделать ещё одно отступление и заметить, что пуддинг со вкусом сельдерея приготовленный мастером молекулярной кухни был весьма неплох. Однако выяснилось, что Маттео не мог по ошибке спутать рабочий блокнот Шлимана со своей книжицей для записи рецептов, и оснований не верить ему совершенно не было – Скаппи не просто ничего не понимал в истории, он не стремился понимать, а ещё не умел врать, а потому вернул бы блокнот владельцу, как только бы обнаружил…
Но и потерять блокнот на улице Шлиман не мог. Когда он вечером вернулся из библиотеки, где, по личной просьбе Мойрана Габа составлял библиографический список, касающийся Алой Короны, записная книжка была при нём. А после завтрака со Скаппи факт пропажи уже обнаружилась. Природная интуиция подсказывала Шлиману, что дело пахнет довольно дурно, но прежде чем беспокоить этим самого Габа, у которого работы и без того было невпроворот, он решил посоветоваться с другим человеком Назо - Кирой Сул, которая, будучи репортёром, могла бы что-то разузнать о странных пропажах и находках.
«О, а вот и она!» - подумал Шлиман, увидев на набережной знакомый девичий силуэт, молча козырнул и зашагал навстречу.
- Прости, если оторвал тебя от чего-то важного, - начал Ал, и растерянно замялся, развёл руками, потому что просить о таком одолжении и впрямь было неловко. Однако репутация Сул в штабе Назо была таковой, что она казалась в эту минуту едва ли не единственным человеком, способным помочь. –  Но и моя беда не терпит отлагательств. Пропал мой рабочий блокнот, в котором был актуальный библиографический список, способный навести нас на кое-что важное. Это произошло в период с восьми тридцати вчерашнего дня до девяти утра сегодняшнего. Именно в этот момент я и обнаружил пропажу за завтраком в компании Скаппи. Но он не мог взять блокнот по ошибке. После чего я сразу же позвонил в библиотеку – никто ничего не находил…
Шлиман виновато улыбнулся, полагая, что Сул не нуждается в пояснении о том, что затеряться где-нибудь в его скромной холостяцкой обители блокнот не мог. Как неопрятно порой бы не выглядел магистр с культурно-научной специальностью Шлиман, как бы не были дырявы его носки, какого слоя пыль не покрывала бы книги на его полках, и какого диаметра паутина не покрывала бы горлышко его кофеварки, к работе он относился крайне ответственно – всегда соблюдал порядок на письменном столе, клал важные бумаги в одну папочку, а для всего остального у него существовал алфавитный каталог. И этот факт был известен среди его коллег если не каждому, то многим.

Отредактировано Ал Шлиман (2015-09-15 21:35:55)

+1

3

В разведке существовало время как для активных действий, так и для пассивных, и весь опыт проведенных расследовний складывался таким образом, что процент теневого наблюдения был намного, гораздо выше любых финальных рискованных шагов. Своей команде Сул сейчас мало чем могла помочь, про Алую Корону не слышала, а расспрашивать незнакомцев, тем самым привлекая внимание, было бы глупо. Поручив исследование этой идеи (эта вещь существует вообще, или нет? И вещь ли это?) местному штабу, Кира предпочла свежий воздух пыльным книгам, но это не значило, что она собиралась сидеть без дела. Как можно более продуктивно пользуясь собственной наблюдательностью, развитой с годами журналистской практики, женщина следила за кораблями, которые снимались с якоря и якорь бросали. В обычный день на набережной воняло рыбой, тиной и ромом, и этот запах бы прилип с самого рассвета, однако сейчас было ветрено и приятно. Плохая погода не мешала ежедневной работе верфи, а между делом Сул пользовалась теплом кают пришвартованного неподалеку корабля лидера.
Возвращалась она как раз оттуда, когда в поле ее зрения попала знакомая фигура. Ал ничем не отличался от обычных прохожих, про себя Кира отметила даже, что он излишне осторожен - никто, как подсказывала ей Воля, не проявлял к историку подозрительного интереса. Остановившись около ступеней, выходящих на пирс, к одной из торговых барок на стоянке, Сул молча поприветствовала мужчину коротким кивком.
Первым делом Кира подумала о том, что штабу удалось что-то разузнать, что-то, в чем требуется ее участие, и только потом позволила себе усомниться: они бы не послали для этого одного археолога. Любопытство заставило ее вопросительно приподнять бровь после первой фразы, осторожно произнесенной ученым в очках: даже если бы она была чем-то занята, выслушать бы не отказалась, потому что Ал - тот самый книжный червь, который предпочтет любование тяжеленным пыльным фолиантом пустой болтовне и вряд ли стал бы обращаться к кому-то без причины, не говоря уже о том, чтобы покинуть общество книг и куда-то выйти.
"Если он сейчас скажет какую-то ег'рунду..." - на всякий случай Сул приготовилась разочароваться. Как оказалось, не зря. Блокнот! Потерялся! Да как так-то. Она даже не знала, с чего горько засмеяться - с того, что ей сейчас надо придумать план спасения какого-то блокнота, или с того, что в этом блокноте может быть записано действительно что-то очень важное, не только по Алой Короне.
- Будь я г'рядом, когда вы в библиотеку звонили, мистег'р Шлиман, улитка бы не выжила. Зг'ря вы это сделали, - да, критиковать было поздно, учить тоже, но надо было как-то подготовить археолога к более серьезному вопросу. - Что. Еще. Было в блокноте.
Явки, номера, пароли. Ну давай. Скажи. Впрочем, по лицу собеседника Кира готовилась понять все то страшное, что на нее сейчас обвалится. Хрен с реликвией, но если какая-то бумажулька станет угрозой их разоблачения...

Отредактировано Кира Сул (2015-09-15 22:27:32)

+1

4

Тон девушки был резковатым, и это, а может быть, очередной порыв холодного влажного ветра, заставил Ала зябко поднять плечи. Но он понимал, что виноват. Крупно виноват. Даже так: КРУПНО виноват. И что из-за его косяка подобравший блокнот человек сумеет найти реликвию раньше людей из Назо. Это будет настоящий провал. Непростительный. Но… но пока ещё было время, чтобы что-то исправить, поэтому Шлиман решил стоически вытерпеть всё, что будет сказано в его адрес. Потому что он по сути – простой теоретик, архивный работник, послужной список которого не так велик – экспедиций на раскоп насчитается едва ли дюжина. А мисс Сул всё же опытнее во многих вопросах, касающихся оперативной работы.
- Там… там на последней странице был телефон доставки пиццы, - собрав волю в кулак и поправив сползшие с носа очки быстрым движением руки, ответил Ал, посмотрев собеседнице в глаза. – И прачечной.
В небе над головами беседующих собирались тяжелые свинцовые тучи. Чайки, пронзительно крича, низко летали над волнами бухты, задевая гребешки волн. «Кажется, надвигается шторм?» - подумал про себя Шлиман и, тяжело вздохнув, предложил мисс Сул руку, чтобы можно пройтись вдоль набережной под руку и поговорить тихо, не перекрикивая шум разбивающихся о гранит масс воды. И не привлекая к себе внимание.
- Но, конечно, это не ценная пропажа. А над библиографическим списком, касающимся Алой Короны, - теперь, с такого расстояния, Шлиман не боялся говорить с коллегой прямо – ей было слышно, а вот от постороних ушей разговор скрывал шум волн, - я работал неделю. Список – и есть самое ценное, потому что благодаря ему, научно-архивный отдел сумеет приблизиться к разгадке местонахождения реликвии. Конечно, это всего лишь перечень изданий в которых упоминается Алая Корона, который едва ли скажет что-то человеку непосвященному. Конечно, я бы мог потратить ещё неделю и попросту возобновить его самостоятельно. Возможно, теперь это займёт на пару дней меньше… Но…
Вот теперь пришла пора поделиться самыми худшими своими опасениями. Честно говоря, такой расклад не радовал и самого Шлимана.
- Понимаете, Кира, - серьёзно произнёс он тихо, пристально посмотрев на коллегу, - принимая во внимание все обстоятельства, я не уверен, что потерял блокнот по собственной халатности. А значит, он мог оказаться не в мусорном контейнере, не в руках у человека с улицы, а у тех, кто ищет то же, что и мы. Тратить время на возобновление списка в рабочем порядке в ТАКИХ обстоятельствах я считаю крайне расточительным.
«Всё, теперь пусть ругает дальше, в конце концов, заслужил», - подумал Шлиман, громко выдохнув. – «Чем быстрее выскажется, тем быстрее приступим к решению проблемы».

Отредактировано Ал Шлиман (2015-09-16 00:14:53)

+1

5

"Даааа, доставка пиццы сокг'рушит миг'р и мы все дг'ружно наложим в штаны, если кто-то воспользуется этим телефоном", - хотелось Кире съязвить, - "очень опасный аг'ртефакт!"
На предложенную коллегой руку Сул посмотрела как на пирожное - не к месту, и не нужно. Как лишней грубости, так и теплоты, женщина себе никогда не позволяла в отношении других членов организации, она не смела ни к кому привязываться. Ей казалось это настолько очевидным, что, подняв взгляд на Шлимана, она с трудом удержалась от того, чтобы спросить, в своем ли он уме.
Вместо этого она молча повернулась и пошла от набережной в город. Надо же было с чего-то начать.
"Пг'рачечная-г'реликвия".
Естественно Шлиман догадался, что она имела в виду что-то очень большое и серьезное, но ради всех морей - можно было обойтись без описаний всяких лишних подробностей. Если он думал, что это ее развеселит, то результат оказался прямо противоположным. Сейчас язвительную желчь Кира мысленно адресовала пицце, чтоб там все грибы завяли и сыр потек. Что ж, себя Ал успешно избавил от "добавки" в виде комментариев к успешному завершению своего дела, которое он спустил какому-то коту под хвост.
На всякий случай Сул посмотрела вслед пробегающей мимо бездомной котяре с надеждой, что это знак, потому что она действительно не знала, с чего начать! И это ее беспокоило.
Пока первая, возникшая в ее голове идея рассеялась не до конца, Сул хваталась за любую возможность вершить дела. Может быть, эта решимость действовать выкосила все остальные эмоции, может быть это внешность археолога была такая, обезоруживающая, но на Шлимана Кира больше не злилась. Кто-нибудь вообще в жизни повышал голос на этого беззащитного, немного чудаковатого любителя библиотек? А может быть, это даже невозможно. Скорее всего, находящийся в своем мире владелец всех путей знаний отсеет все лишнее и примет к сведению только ту информацию, которую сочтет нужной, а потому высказывать ему свое "фи" было бы лишней тратой времени. Наверное, он и сам это прекрасно знал, а потому так неустанно подтверждал свою вину.
- Хватит себя ког'рить, - обернувшись на ходу, спокойным тоном остановила Кира самобичевание историка, который видимо думал, что на него еще не закончили или не начали орать, - итак все понятно. Блокнот потег'рян не пять минут назад, следовательно оказаться он может где угодно. Но все-таки лучше начать с библиотеки. Вы помните полное название и автог'ра хотя бы одной книги из списка? И еще. Габ знает?

+1

6

Столь сдержанное поведение мисс Сул давно не смущало уже никого, но не смотря на это Ал почувствовал неловкость. «Может быть, мне не стоило валить с больной головы на здоровую и просить помощи?» - с сомнениями подумал он, не глядя, бросив бутыль от виски в мусорный бак, – «Но ведь нас связывает общее дело – не больше, но и не меньше, - Назо не какой-нибудь учёный или корпоративный гадюшник, чтобы один хранитель реликвий мог воспользоваться проколом другого в своих интересах».
Стоило бы сделать лирическое отступление и отметить, что в этот момент Ал глубоко заблуждался в своих оценках и подсознательно понимал это, несмотря на то, что привык мерить людей по себе и по своим товарищам, таким, как Кира Сул. Однако ему не хватало храбрости признать себе, что в рядах тайной организации могла завестись крыса, хотя мысль о похищении настойчиво, как мигрень, свербила в его сознании. Но Шлиман скорее бы списал пропажу на каких-нибудь искателей сокровищ и легкой наживы, или на религиозных фанатиков, которым некий Горный Старец дал команду прикарманить блокнот с ценной информацией у неверного. Впрочем, если бы такой человек мог оказаться сотрудником библиотеки – у них была возможность наблюдать за архивной работой историка целых две недели… И именно потому, - искать среди библиотекарей вора было бы глупо.
- Капитан? – переспросил Шлиман, оторвавшись от своих мыслей, и подняв взгляд от грязных плит, которыми была вымощены узкие городские улицы.  – Нет, не знает.
Это было сделано лишь из одного соображения – не отрывать Мойрана Габа от дел, пока не станет точно и достоверно известно, насколько велик злой умысел в содеянном. Впрочем, сейчас это было неважно.
- Но давайте вернёмся к делу… - Шлиман тяжело вздохнул. – Материалы были довольно специфическими – в основном это были архивные исторические документы, которые не выдадут без университетского допуска и удостоверения сотрудника кафедры истории или археологии. Например, «Списки королевского хранилища», Бритланд, Гранд Лайн, 1456 год, «Слушание дела графа Спагетти по делу о хищении дворцовых реликвий», там же, 1506 год, «Дневники Её Величества императрицы Екатерины Орегано», там же, 1525 год…
Порыв ветра прошелестел сухими желтыми листьями, которые пронёс по тротуару. Прямо над головой раздался недовольный голос, и из окна на третьем этаже высунулась суровая старушка и почему-то погрозила Алу и его спутнице кулаком.
- Кира, послушайте, - немного нервно начал Шлиман. Ему как человеку, обратившемуся за помощью, делиться своими догадками было очень странно.  – Вероятность, что за этим стоит персонал библиотеки – невысока. Никто из них не пытался расспрашивать меня о моих поисках – всем хватило разработанной конспиративной легенды. А начитанный человек смог бы очень скоро понять, о чём я собираю сведения, уже по первым наименованиям списка, и попытался бы вытрясти из меня информацию раньше, не дожидаясь, пока я закончу работу… - развел руками Ал и подумал вслух. - Но кто и как мог узнать, что работа окончена? Как считаете?

Отредактировано Ал Шлиман (2015-09-17 13:08:43)

+1

7

Что ж, раз Мойран Габ не в курсе произошедшего, то до поры до времени беспокоить его пропажей блокнота нет смысла. Не составит труда произнести пару фраз, после которых можешь пожалеть о том, что у тебя вообще язык есть. Кире не хотелось разочаровывать шефа лишний раз, но и показаться излишне самонадеянной желания не было. Раздумывая на ходу и пропустив мимо ушей названия книг - Ал знает на память, значит он их и назовет - Сул подумала о том, что на мелкую пропажу у них не может быть времени. А что если просто взять и сосредоточиться на поисках Короны..?
И все же... Было что-то в этой ерундовой проблеме такое, ради чего стоило разобраться в ее сути до конца. По плану Кира работала редко, потому что все планы летели к черту, когда в дело ввязывался кто-то еще. Шлиман, например.
На высунувшуюся из окна женщину Сул посмотрела только раз, и этого было достаточно: дама просто не выспалась. А то уж начали в голове возиться еще какие-то, явно лишние, подозрения: типа, вдруг за ними двумя ведется слежка.
Посмотрев на лицо историка, очень обеспокоенного, женщине пришло в голову сравнение, вполне подходящее к его облику: шмель. А что, он как раз трудоголик, безобидный и тихий, но как зажужжит..!
- Я слушаю. А вот вы меня - нет. Даже мысли не возникало подозревать в пг'ропаже вашего списка пег'рсонал библиотеки,, - Сул покачала головой, - пг'росто вы назовете книги, которые помните, спг'росите, кто их выписал, а я понаблюдаю - вг'рут вам или нет. В зависимости от ответа мы либо сосг'редоточимся на посетителях библиотеки, кто может вашу г'работу начать использовать у нас под носом...
На перекрестке Кира посмотрела по сторонам и на всякий случай понизила голос.
- Либо пг'ридется додуматься, как найти сам список, потому что инфог'рмацией могли и не воспользоваться, ее могли и пег'реслать.
Сул усмехнулась. Да она бы давно сама так сделала. Правда, не забыла бы вернуть пропажу на место. Значит, если список передан, то вор - лох последний и где-то все-таки наследил.
- Мне интег'ресно еще, почему укг'рали только блокнот. Действительно, от вас, Шлиман, могли что-то узнать. Но вы все еще здесь, - Кира остановилась перед дверями здания библиотеки, - на всякий случай не отходите от меня ни на шаг. И лучше скажите сейчас, если у вас есть дельная мысль, и мы идем в библиотеку зг'ря, не торопитесь: за то время, что блокнот имеет честь быть укг'раденным, им могли воспользоваться вдоволь. Мне его почти жалко.
А если список не передан? Тогда вор еще может пользоваться своим временем, не возвращая блокнот. Ну или он ищет ден-ден-муши, связь по которой не навлечет на него подозрений.
"А вдг'руг все совсем иначе, и я только усложняю? Вдг'руг это не вог'р... Вдг'руг это идиот. Надо научиться думать, как идиот".

0

8

Ал громко вздохнул. Книга из уст  человека, работающего в архивах и библиотеках – это и манускрипт, и свиток, и берестяная грамота, и каменная скрижаль. Порой проще назвать всё это книгой, чем уточнять разницу между частностями. В разговоре с коллегой он именно это и сделал, и, видимо, зря, потому что мисс Сул его явно недопоняла.
- Я бы на вашем месте не стал так категорически оценивать мои способности как слушателя, – еле заметная усмешка и взгляд вправо и вверх могли сказать о накапливающемся раздражении – нервы и без того были на взводе. – Что ж, повторю… В перечне литературы, в которой упоминается интересующий наше начальство объект, значились следующие документы из архива библиотеки Бритландского университета и их выходные данные: «Списки королевского хранилища», Бритланд, Гранд Лайн, 1456 год, «Слушание дела графа Спагетти по делу о хищении дворцовых реликвий», там же, 1506 год, «Дневники Её Величества императрицы Екатерины Орегано», там же, 1525 год. Кроме этого могу назвать составленную после государственного переворота 1807 года опись реликвий свергнутой династии и дарственную 1820 года, согласно которой интересующий наше начальство объект был передан в городской музей, из которого, спустя пять лет, пропал без следа…
«Без следа… как и моя несчастная записная книжка!»
- Я мог изучить эти документы благодаря своему университетскому пропуску, - на всякий случай негромко дополнил Шлиман. – Поскольку человека с улицы в архивы библиотеки никто не пустит, каким бы исследовательским энтузиазмом не горели его глаза. Если под словом «книги» вы имеет в виду, что можно было взять в общем, тематическом и читальном залах, прежде всего стоит упомянуть подшивку журналов «Хроники Бритланда» и «Историко-научный вестник» за 1807-1847 годы,  подшивку газеты «Городские известия» за тот же период, монографию доктора исторических наук Грегори Бахуса, посвящённую перевороту 1807 года, научный труд искусствоведа Дю Барри, в котором оценивалась художественная и музейная ценность искомого объекта, а так же заметку популярного нынче парапсихолога Ностраджентльменуса, в котором он рассматривал искомый объект с точки зрения его паранормальных свойств, не доказанных официальной наукой.
- Да что это такое! – возмутилась сердитая дама. – Хватит картавить и бубнить у меня под окнами! У меня абсолютный музыкальный слух!
- Сочувствую, мадам… Уже уходим, – заверил Шлиман рассерженную даму, которая принесла к окну не менее рассерженную кошку, и пообещала её спустить на тех, кто шумит. Затем историк вновь обратился к коллеге:
- Это лишь небольшая часть списка, по памяти я смогу воспроизвести… - Шлиман задумчиво почесал подбородок, прикидывая, как оценить свои мнемонические способности, - … ну примерно его половину. Меня знаете, что во всей этой истории смущает? Если до нашего разговора с вами я допускал некоторую вероятность того, что мог потерять блокнот сам, то теперь не сомневаюсь в краже… Именно потому, что похититель не вступил в контакт со мной. Здесь я с вами полностью согласен – это настораживает. Понимаете… Из этого может следовать либо то, что он был уверен, что я не могу знать больше, чем написано в моей рабочей книжке, либо он был достаточно честолюбив, чтобы не отказать в себе в удовольствии воспользоваться плодами моих трудов и докопаться до истины самостоятельно…
Ал вздохнул. Вот они и подошли к библиотеке, огромному зданию в готическом стиле с высокими стрельчатыми арками с витражными окнами, и каменными барельефами, расцветающими изящными, причудливыми орнаментами. Как на пороге этого здания объяснить то, что мог чувствовать только тот, кто ищет истину?
- Значит, похититель сам может быть учёным - нечистоплотным, способным присвоить результаты чужой работы, но при этом не желающим дарить мне радость научного открытия. А может быть, он даже знаком со мной и моими привычками… А может быть верно и то, и другое.
Ал бросил на мисс Сул виноватый взгляд.
- Впрочем, это только мои догадки. Если вы считаете, что я не должен обременять ими вас, так и скажите - больше мешать не буду.

Примечания: отсылки к ВФР и делу об ожерелье королевы, Нострадамусу, Грегори Хаусу и grumpy cat.

Отредактировано Ал Шлиман (2015-09-18 20:52:46)

+2

9

Когда о книгах говорит человек, который безвозмездно увлечен ими, глазки у него так и светятся. Возможно, Альдор за собой этого не замечал, но - со стороны глянуть, так он был будто бы влюблен. Хорошо, что старушка на него наорала, хотя одного блеска глаз Киры, метнувшей взгляд исподлобья, должно было хватить на то, чтобы та захотела утопиться. Со своим котом за компанию.
"Значит, сий объект был в музее", - Сул подавила вздох не то разочарования, не то облегчения. Кажется, эта новость Габа тоже не обрадует. Будь Алая Корона действительно тем, что ищет шеф, Киру схватила бы нервная чесотка, наверное... А так, это кем-то созданный, не раз осмотренный, запыленный под чужими руками предмет. Ей очень хотелось рассказать Шлиману все, что касалось реликвий, убедить его не нервничать и успокоиться, но, с другой стороны, лучше не показывать ему такого спокойного равнодушия. Да и блокнот-то не потерялся, а был похищен. Невелика потеря, раз уж там были только те сведения, что перечислил историк, однако риск, что за спиной одного из хранителей НАЗО может ходить кто-то нечистый на руку, нельзя было просто так сдать в книгохранилище до лучших времен.
- Думайте и делайте то, что считаете нужным, - произнесла Кира, - г'рано или поздно вог'р себя выдаст и получит свое наказание. А вы - вег'рнете блокнот. Любые догадки могут в цель попасть, мы же пока не знаем точно - какие. Идите, я за вами.
Женщина предпочитала действовать, а не размышлять. На данный момент она надеялась, что загадочная фигура, которую они ищут, знает о цели своих намерений и хотя бы убедится в том, чтобы Шлиман не мешался - типа, слишком много знает и все такое. Угрозу, направленную в сторону ученого, Кира была готова распознать сразу. Интересно, что бы его ждало за более крупный косяк, которого Сул испугалась в первый раз. Считалось бы это той самой ошибкой, которая бы поставила в его службе окончательную точку? Скорее всего нет...
"Ходишь по тонкому льду, не провались", - мысленно промурлыкала фоторепортер, поправляя наспинный ремень с алебардой.

Отредактировано Кира Сул (2015-09-23 13:15:09)

0

10

О мечте нельзя забывать. К ней нужно бежать, идти, ползти, в крайнем случае, лежать в направлении неё. Матэ ловил себя на мысли, что занят именно последним. Он терпеливо ждал жалования в НАЗО и ничего не делал, чтобы приблизить открытие собственного ресторана. Определённо, такая линия поведения - не выход. Коку срочно нужны были перемены. Он ощущал необходимость если не бежать, то, хотя бы, идти к своей мечте прогулочным шагом. Впрочем, в идеале бы подкатить к ней на асфальтовом  катке, но, увы, реальность редко совпадает с нашими желаниями. Нельзя просто взять и закатать трудности в асфальт, их необходимо преодолеть. И Матэ, кажется, понял, как именно...
Однажды жажда денег подтолкнула его к становлению подрывником. Желая поскорее заработать нужную сумму, Матэ освоил это непростое дело и стал членом НАЗО. Настало время ещё расширить сферу деятельности. Тогда парень напряг мозги и вспомнил, в чем он был действительно хорош.
До вступления в НАЗО Матэ был настоящим грозой двора, не пропускал ни одной разборки, слыл мастером мордобоя и поножовщины. Почему  бы не подзаработать на этом? Составив объявления примерно следующего содержания:
"Выезжаю на стрелки за вас.
1000 белли.
Дополнительные услуги:
Побыковать - 1000 белли.
Ударить первым - 3000 белли.
Взять вину на себя - 5000 бели.
Поехать в одиночку - 10000 белли", - Маттео отправился в город, дабы расклеить их для удобства будущих клиентов. Дважды он чуть не попался дозорным за несанкционированную рекламу, но вовремя удрал. Однако финал у истории карьерного роста Маттео Скаппи, все равно, был трагическим.
В стремном безлюдной райончике не было ни души - мёртвые с косами, и те где-то прятались. Матэ решил, что здесь ему никто не помешает. О, боги, как наивен он был! Намазывая клеевым карандашом одну из бумажек, он услыхал звук открывающегося наверху окна, из которого высунулась недовольная бабка и принялась поносить коммунальные службы, на чем свет стоит. Парень не принял сии возмущения на свой счёт, и напрасно: старой кошелке надоело ворчать, и она сбросила на него свою кошку породы сноу-шу...
"Твою эскадру!" - сдержанно ругался про себя (и несдержанно - вслух) Матэ. Досадная глупость сорвала его бизнес, не успевший стать прибыльным. С таким расцарапанным улыбальником он ни одного клиента не подцепит - все решат, будто его на стрелке так отделали.
Тихо, почти мелодично, будто мантру, повторяя нецензурные проклятия, Маттео шёл по безлюдным улицам. Впрочем, один прохожий ему всё-таки попался, и парень навёл у него справки, как пройти в библиотеку. Свернув, согласно рекомендациям, в переулок имени маршала Биттлза, он оказался на просторном бульваре возле здания библиотеки, ранее явно бывшего чьей-то усадьбой, судя по атлантам, поддерживавшими эту рухлядь. Но было здесь кое-что, помимо атлантов.
"Чё? - Матэ аж прищурился, не обознался ли. Но ошибки быть не могло! Это Корра тащила Ала в направлении библиотеки. - Интересно, кэп знает?" Вряд ли кэп знал о похождениях своей любовницы, которую теперь потянуло на молодую мальчатину. Но Маттео не собирался сообщать ему об увиденном - пускай сами разбираются в своей Санта-Барбаре, однако же Ала надо выпутывать. Он неплохой парень, хотя зануда невыносимый, а ещё - наивный, и наверняка не представляет себе, с кем связался. Для Катарины, или как её, он всего лишь мимолетное увлечение, ибо Мартин Граб не может является таковым, хотя бы потому, что он - капитан.
Именно из мужской солидарности Матэ не свалил от коллег в туман, а вышел, сунув руки в карманы, им навстречу, дабы разрушить к чертям эту идиллию.
"Здравствуйте, мои достопочтенные коллеги, что привело вас в столь отдалённые места?" - хотел поинтересоваться он, однако вышло следующее:
- А чей-та вы тут забыли?

Отредактировано Маттео Скаппи (2015-09-28 18:23:42)

+1

11

- Спасибо за доверие! – ответил Ал, сдержано, но с теплотой улыбнувшись Кире. Теперь-то, кажется, шансы на положительный исход дела несколько преумножились, потому что, как показывала практика и говорила сухая статистика, командная работа в эффективности превосходила одиночную на двадцать два целых и восемь десятых процента.
Ал потянулся к тяжёлой кованой дверной ручке (очень, отметил про себя историк, любопытной - сплав железа и бронзы, копия с оригинального изделия седьмого века по аутентичной технологии декоративной ковки и литья рыболюдей), но в этот момент их с Кирой окликнул до боли знакомый голос.
- Встречный вопрос: что это ТЫ тут забыл? – немного нервно отозвался Ал, резким движением руки поправив очки. Не то, чтобы он имел что-то личное против Маттео, но к общению с такими фамильярными и нахальными коллегами жизнь его не готовила. – Пришёл почитать какой-нибудь написанный полууставом старинный гримуар?  - добавил он совершенно серьёзно, без малейшей иронии в голосе.
«Впрочем, в поисках ещё одна пара глаз не будет лишней…»
- Если нет, то присоединяйся – поможешь нам в поисках, - добавил он уже мягче и потянул на себя тяжёлую дверь, пропуская вперёд Киру, которая всё-таки была сильной и независимой, но всё же девушкой, и Скаппи, который девушкой не был, но не устраивать же дискриминацию по половому признаку в таком мелком бытовом вопросе!
Внутри здание библиотеки представляло собой разительный контраст с тем, каким представало перед посетителями снаружи. На взгляд Шлимана там было настолько уютно, что он охотно поселился бы среди этих полок, расположенных на нескольких ярусах, чтобы каждое утро солнце, проникающее сквозь стекла высоких узких окон будило его, засидевшегося допоздна и заснувшего над книгами. О, это тёплое лакированное дерево! О, эти восхитительные стремянки и головокружительные винтовые лестницы! О, эти видавшие виды, натёртые до блеска половицы! О, эти жесткие деревянные скамейки, не менее натёрные штанами не одного поколения студентов!  Запах пыли, мастики и старой, годившейся в пра-пра-пра-пра-прабабки любому из посетителей, бумаги!
- Добрый день, сэр, - поздоровался со служителем библиотеки за стойкой ресепшна Ал, предъявляя свой университетский пропуск. По его голосу было слышно, что ему крайне неудобно обращаться к тому с последующей просьбой. – У меня приключилась беда – обронил где-то свои наработки… Не знаете, не находил ли кто-нибудь на днях узкий блокнот без линовки, в обложке под клетку «барберри» с синей закладкой?
- Увы, сэр, - сочувственно покачал головой служитель, бородатый грузный человек лет 55, в серых холщёвых брюках, голубой рубашке и кофейном жилете в полоску, на котором висел бейджик с надписью «Джейсон Ли, заведующий справочным отделом».
- В таком случае, можно ли моим друзьям, - он указал жестом на Киру и Маттео, - помочь мне с поисками? И если можно, начать с читального зала?
Мистер Ли окинул взглядом Киру и Маттео, особенно пристально и с некоторым сомнением задержав взгляд на последнем.
- Хорошо, - наконец ответил он. – Я провожу вас.
В читальном зале, комнате с высоким потолком, хорошим освещением, рядами столов с лампами в зеленых плафонах, было достаточно много людей.
- Только не шумите, - строго и назидательно сведя брови в монобровь, велел заведующий справочным отделом, и, оставив троих назовцев, удалился – видимо, вернулся к своей работе.
- Не уверен, что вор среди них, я тут больше половины в лицо успел запомнить – вроде аспиранты…  - шепотом обратился Ал к товарищам, окинув взглядом погруженных в работу людей. – Хотя чем чёрт не шутит, конечно… Но есть надежда, что кто-то из них видел похитителя. Стоит попробовать поговорить с ними…
Бросив взгляд на Матэ, Шлиман тяжело вздохнул и как-то огорчённо поджал губы.
- Кира, вы-то точно справитесь: нужно узнать, не замечал ли кто-нибудь человека, подозрительно много уделявшего моей персоне внимание, постоянно наблюдавшего за мной. Шансов мало… Но вдруг вам повезёт? Я пока спрошу у заведующей залом, кто обращался к архиву по тем же запросам, что и я. Матэ, идёшь со мной - она дама суровая, окажешь моральную поддержку.

Оффтопик: библиотека выглядит примерно так
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/73 … da11da.jpg
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/73 … bda487.jpg
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/73 … e64b00.jpg

Кира, можешь прописать любых подозрительных людей, на свой вкус, я тебе доверяю.

Отредактировано Ал Шлиман (2015-11-12 01:59:40)

+2

12

Они на пороге не задержались. Собравшись «на дело» в два лица, по пути скромная команда подобрала еще и кока.
- И вам добг'рого дня, Маттео. Хотя он нихг'рена не добг'рый.
Киру не удивило то, что Шлиман быстро распорядился так ловко подвернувшимся Скаппи: на что только не пойдет ученый ради своих трудов… Жаль, что не на многое, потому что морально Сул была готова не только растоптать вора, нагло скрысившего не ту вещь, но и убить. У НАЗО – не воруют. Для лазутчицы по чужим домам с опытом это даже был своеобразный удар под дых: смотрите, кто умеет делать оп, чтобы людишки закрутились как муравьишки. Плясать под чужую дудку у Киры планов не было.
Молча оглядывая стены библиотеки и завороженно засматриваясь на высокие потолки, утопающие в тенях с паутиной, женщина предоставила Шлиману и его ближайшему соратнику распоряжаться их расшаркиванием с библиотекарем. Джейсон Ли отнесся к посетителям миролюбиво, из чего Кира сделала вывод, что он точно не охранник и не станет высматривать в каждом интересном человеке угрозу. Для этого надо быть параноиком хотя бы как она.
Среди посторонних были молодые люди, по словам Альдора – такие же упорные грызуны гранита; кто-то так низко склонился над столом, что вот-вот упадет носом в книгу и захрапит.
А может, он прячет лицо? А может тот человек, который усердно конспектирует все подряд, на самом деле только создает вид бурной деятельности?
- Сомневаюсь я, что можно спг’рашивать у всех подгряд, но… хм. Окей. Я подумаю как это сделать. Удачи.
Из всех наблюдений Кире лучше всего удавалась съемка. По просмотрам фотографий легко было заметить подозрительных лиц, потому что они так или иначе попали в кадр. Но во время работы Шлимана с этой Алой Короной никто его не фотографировал, разумеется. Может быть, здесь есть еще смотрители, которые наблюдают за библиотекой и посетителями скуки ради. Мало ли какие в жизни бывают извращения…
«Надеюсь, они знают, что делают», - Сул отстала от Маттео и Ала, намеренно увеличив расстояние, чтобы следить за ними издалека, замечать что-нибудь, что может происходить со стороны. – «Потому что я не знаю, что я делаю».
На всякий случай Кира все-таки сфотографировала посетителей библиотеки без вспышки и пару раз – шагающих к суровой даме соратников.
Из соседнего зала перешел еще один аспирант, углубленный в чтение настолько, что обронил какую-то стопку книг со стола по пути своего следования. Звук падения нескольких фолиантов привлек внимание не только Киры, но и других читающих, разом встрепенувшихся, вздрогнувших, но некоторые даже головы не повернули, не вздохнули, не засопели, не покачали головой…
Внешне выглядели… Никак. В обычный день Сул отнесла бы ряд всех незнакомцев на одну планку с книжными червями как Шлиман, однако их равнять сейчас было трудно – ученый казался более оживленным.
Воля Наблюдения зашевелила в голове роем чужих мыслей, бессвязных и глубоких настолько, что Сул почувствовала себя погребенной под плотным слоем ваты. Коснувшись, виска она зажмурилась, пытаясь распознать хоть что-то вменяемое. Когда ей показалось, что эхо чьей-то мысли она уловила, растяпа, недавно сваливший книги, оглушительно чихнул.
Кира чуть не подпрыгнула на месте и едва не прикусила язык. А не, все же прикусила немного.
«Бл**ь, сволочь! Скотина!»
Кира немедленно направилась к нему, потому что книги этого человека снова оказались на полу. Помогая ему их поднимать, Сул усмехнулась:
- Т'рясутся 'руки, всю ночь не спали..?
- Д-дааа. Ночное бдение и все такое, сроки горят.
Оставив несчастного студента в покое, Кира отошла в самый угол, выбирая жертву. В лоб действительно не спросишь, видел ли кто подозрительного. Теоретически, на роль вора годился и этот недотепа, который мог бы всю ночь работать с блокнотом Альдора.

ыз: как-то так. Может потом что придумается, вершите суровую дамочку; разрешаю свалить книги криворукого непися еще раз, на поржать.

Отредактировано Кира Сул (2016-03-23 02:08:15)

0

13

- Да так, мимо проходил, - прямо ответил Маттео, смолчав про кошку, и запихнул последнее скомкаеное объявление подальше в карман. - А чё ищете? - не упустил он возможности задать встречный вопрос своим накама и уточнил, едва удержавшись от крепкого выраженьица. - Кто-то свои труды про... вафлил?
Кстати, было бы неплохо приготовить на ужин вафли в качестве десерта. Трубочки со сгущенкой или мягкие, с глубокими ячейками-сотами? Выбор не из легких. Хотя Мате был уверен, что команда все съест и не подавится, ему хотелось большего. Чтобы кто-нибудь, например, сказал о том, что его желания были в точности угаданы коком. Вот, мол, хотел трубочки со сгущенкой, а они уже на столе. С интуицией Маттео давно не дружил, и всякое удачное предсказание воспринимал, как небольшую победу. Особенно если это касалось лотерейных билетов.
Однако интуиция не подводила его только в самые ненужные моменты его жизни. Например, в данный, потому что насчет чьих-то провафленных трудов угадал, хотя ему было совершенно наплевать на поиски Ала. Отказываться он не стал только потому, что Мира просто так помогать ботанику бы не стала, а значит, случилось что-то серьезное. Настолько серьезное, что хрен они без него, Маттео, справятся.
В библиотеках кок бывал нечасто. Намного реже, чем очкарики-библиофилы посещали столовку. Потому что Мате уже умел читать, а вот очкарики готовить - нет. К тому же, эти хранилища знаний нагоняли жуткую тоску и безысходность. Вот пришел ты черпать из книжек мудрость вековую, а их тут тысячи, и попробуй, найди нужную. Отдельного стеллажа-то под них не выделили. Вот и сидят тысячи ботаников, читают все подряд, чахнут над пожелтевшими страницами, тщетно пытаясь увидеть в них смысл жизни. А смысл жизни - в еде. Ботаники чувствуют это, выползая под вечер в ближайшую рыгаловку, но боятся себе в этом признаться.
От размышлений его отвлек раскомандовавшийся Шварцкопф, который в очередной раз не верил ни в кого, кроме себя.
- А я, типа, не справлюсь? - заострил внимание на ключевом Маттео. - Ну так и вали к своей заведующей складом сам, а я пока под стелажами поищу чё.
С этими словами он скрылся за книжными полками. Шлейфман порой мыслил очень однобоко. Судя по всему, он полагал, что его блокнот украли, но нельзя было исключать, что этот растяпа сам его посеял, а ленивые уборщицы загнали куда-нибудь. Мате задумался над тем, куда мог запропаститься в таком большом здании такой маленький блокнотик, но все его мысли разогнал звук падающих книг. А затем чих. "Разукрашу гада!" - решил кок. Пойдя на звук, он увидел, как Корра помогает дрищеватому очкарику собирать книжки. Но тот оказался к доброте невосприимчивым: стоило Кларе отойти, как он снова все опрокинул. Тут бомбануло уже у Маттео.
- Ах ты, с*кин сын! - зловещим шепотом, чтобы не нарушать тишину, рявкнул он, схватив неуклюжего ботаника за ворот рубашки и подтянув к себе. - Тебя мамка не учила, что нельзя в библиотеке шуметь, очкастая ты падла?
Мате не любил ботанов, и сейчас без зазрения совести целился нарушителю спокойствия рукой прямо промеж очков.

+1


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [F]У стен есть не только уши.