The adventure! I'll be King of the Pirates!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [AU] Танец над пропастью


[AU] Танец над пропастью

Сообщений 1 страница 7 из 7

1


[AU] Танец над пропастью

вдохновиться~

http://s7.uploads.ru/eaIfR.jpg


вечер, плавно перетекающий в ночь|очень альтернативная реальность
Место действия: остров N, оказавшийся жертвой веселья одной небезызвестной пиратской команды
Содержание эпизода: Тайны манят и очаровывают всех. Вкрадчивый шёпот загадки сделал мирную остановку на обычном вроде бы острове полной приключений, ведь нельзя просто так взять и пройти мимо заманчивых руин, где могут быть скрыты древние артефакты, книги или гробницы.  Дарк!Робин и дарк!Санджи решают пощекотать нервы себе и другим, но хорошо эта история закончится только для них.
Участники: Санджи, Робин

+1

2

Санджи довольно прищурил глаза, покидая полумрак помещения и подставляя лицо солнечным лучам. В уши тотчас же ввинтился обычный гам отдыхающей на пляже толпы: щебет девиц всех лиц и возрастов, довольные смешки мужчин, несдержанные вскрики детей и гогот подростков. Где-то там, в общей толпе, вносили привычный хаос мугивары, и Санджи на секунду пожалел, что отстал от команды. Но только на секунду, потому что со спины его тут же обняли тонкие изящные руки с длинным ярким маникюром, а к лопаткам прижалась упругая грудь.
- Возвращайтесь, - прошептали ему на ухо, и этот шепот был таким же стандартным как слова, взгляды и стоны, которыми были вооружены все девочки - и не только девочки - публичного дома. Самого дорогого на острове, но на данный момент Санджи мог себе позволить хорошее развлечение даже с теми деньгами, которыми щедро его наделила Нами-сан.
Остров Экуилибрио был таким же красивым и певучим, как и его название, и чем-то неуловимо напоминал Небесный остров, только был более свободным, ярким и порочным. В нём люди словно до сих пор жили инстинктами, испытывая от явлений природы страх и экстаз одновременно, готовые отдавать себя ради чувств. Санджи здесь нравилось, тут он чувствовал себя свободным. Но не так, как в команде, которая кроме свободы давала мечту и цель. Поэтому кок осторожно выпутался из объятий, поцеловал загорелые кисти рук и даже сделал вид, что не заметил, как цепкие пальчики стащили несколько золотых монет. Девочки заслужили щедрые чаевые.
- Удачи, красавица, - только усмехнулся Санджи и зашагал по набережной, почти не посматривая по сторонам. Он знал, что там, где его команда, там больше всего шума, а значит не стоит напоминать собаку на охоте. Надо просто вовремя среагировать и увернуться от резиновых рук.
Надо заметить, что из публичного дома Санджи уходил довольным, но не спокойным. Можно даже сказать, что в его теле скопилось столько энергии, что кок не знал, куда её девать. Она словно светилась на кончиках пальцев, а улыбка - опасно-мечтательная - заставляла некоторых шарахаться в сторону и, при этом, словно притягивала их ближе. Санджи знал секрет.
В отличие от многих, он внимательно слушал то, что говорят девочки из дома удовольствий, и именно поэтому он, используя слова...и не только слова, что уж тут, знал, что остров не зря называется Экуилибрио. С местного языка это переводилось как "Равновесие", а это означало, что у острова была вторая сторона. По словам девочек, на другой стороне острова, скрытой от обычного населения горами, находились дома и замки знати. А у одного из герцогов, по слухам, было сокровище столь удивительное, что уже не раз привлекало то дозор, то странных людей с не запоминающимися лицами.
Какой пират откажется от охоты за сокровищем?
Окрылённый будущей авантюрой, Санджи чуть не пропустил одну из своих накама, и только выработанная привычка, почти инстинкт, вовремя повернули голову в нужную сторону, и Санджи сразу же нашел среди толпы отдыхающих изящную тёмную фигурку Робин, направляющуюся в сторону очередного магазина одежды. Обычно это была территория Нами-сан, и ещё удивительнее было то, что подруги устраивали шоппинг раздельно. Но это было для Санджи совсем неважно.
- Робин-сан, - кок оказался у накама через несколько секунд после того, как выцепил её взглядом из толпы, и тут же осторожно перехватил её руку и склонился к ней поцелуем. - Могу ли я составить тебе компанию? Думаю, мне есть, чем с тобой поделиться. 

+2

3

[AVA]http://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2016/01/967b9343a1d9c178c594b855bb1ad69f.jpg[/AVA]Есть что-то фатальное в том, чтобы встать на пути капитана. Особенно ─ их капитана. Особенно ─ на пути капитана, который увидел приключения, еду и веселье, а может, всё вместе, и собрался немедленно прилететь к ним со скоростью света. Робин искренне не завидовала густому потоку людей, праздно текущему в разные стороны по главной площади острова. Луффи с уверенностью морепоезда пробивал себе дорогу, создавая вокруг невообразимый шум. Нами давно махнула рукой на его выходки, разумно решив, что нервы дороже, а горе-капитан рано или поздно вернётся к ноге… то есть, конечно, домой, на родной корабль. Робин нравилось наблюдать за отношениями внутри команды ─ такие разные, такие непохожие, у каждого за душой была крохотная дверца, открыв которую попадёшь в место, прозванное у верующих людей адом.
Иногда за Нами тенью стелился силуэт женщины, остро пахнувшей мандаринами и кровью; у Фрэнки на теле живого места не осталось, а то живое, дышащее, тёплое, сплошь покрыто старыми грубыми шрамами; Чоппер вздрагивал во сне и звал кого-то, а на незнакомых людей смотрел подозрительно и настороженно; Сама Робин, в конце концов, не подпускала к себе слишком близко, на расстояние вытянутой руки разве что. И прекрасно знала, каких именно демонов сумеет заметить опытный взгляд в её выжженной пламенем и скованной холодом душе.
У Санджи демонов было не меньше. Все ─ такие разные…
Это в нём Робин и нравилось. С ним нельзя заскучать.
Оставляю это на тебя, ─ Нами отрывисто кивнула, цепко высматривая беззащитных прохожих, у которых слишком много лишних денег. К вечеру многие не досчитаются кошельков, часов, ярких побрякушек и дорогих сердцу вещей. Нами, как истинная воровка до кончиков пальцев, брала всё, что плохо лежало. Её жадность восхищала ─ будь она направлена на знания и поиск истины, цены бы не было их милому рыжему навигатору. Робин отразила улыбку Нами ─ кривую и хищную ─ и растворилась в толпе.
Экуилибрио. Город-баланс. Город-порок. Город, где все ваши потаённые желания станут явью. Вывески буквально кричали об этом, торговцы и девушки из публичных домов давали рассмотреть товар во всей красе: кто-то заманчиво бренчал древними монетами, кто-то кокетливо обнажал стройные ножки в надежде привлечь клиента. Робин не была любительницей подобных удовольствий, потому спокойно прошла мимо, ища нечто особенное, нечто, от чего сердце дрогнет, а пальцы охватит трепет предвкушения. Слаще вина, горячей страстного шёпота на ухо, приятней оргазма или иных телесных удовольствий ─ за это Робин готова была свернуть не только горы, но и шеи тех глупцов, что встанут у неё на пути.
Загадки.
О да, ради них стоило ходить по краю столько лет. Чтобы узнать тайны, за которые Мировое Правительство когда-то…
Робин застыла каменным изваянием и больно схватила себя за запястье. Воспоминания ошпарили её, как кипяток, выдернув из сладостных грёз о тайнах и пороках Экуилибрио. Её не волновал поток людей, огибавший внезапное препятствие с трудно скрываемым страхом ─ о, эта женщина действительно могла убить. На мгновение Робин забылась, погрузилась в прошлое, чтобы спустя удар сердца едва заметный импульс ─ интуиция? ─ развернул её в сторону магазина одежды.
Зачем?” ─ удивлённо пронеслось в голове, но голос разума заглушили инстинкты, что помогли выжить когда-то. Робин взяла себя в руки, улыбнулась ─ вежливо-холодно, от чего маленький мальчик сильнее сжал мамину руку, а высокий статный джентльмен сконфуженно отвернулся, ─ и решила, что тоже имеет право развлечься.
И ни с кем не делиться новой игрой.
Импульс стал сильнее, он нарастал вместе с участившимся биением сердца, и когда Санджи коснулся её руки, Робин уже знала ─ вот оно. Нечто, что она искала. Пусть на этот раз кок-сан получил информацию быстрее, из достоверных источников, разумеется, но это совсем не важно. Главное результат.
Разумеется, Санджи-кун, ─ улыбка для накама была совсем другой: искренней, чуть лукавой и загадочной. Мечник-сан воспринимал её как вызов, Фрэнки ─ как комплимент, а Санджи… С ним было интереснее всего. ─ О чём ты хотел рассказать?
Магазин одежды остался без из внимания: бессмысленно тратить время на споры с продавцом о цене, таким обычно занималась Нами, а Робин подобный вид спорта не увлекал. Она оперлась на галантно подставленный локоть и заскользила вдоль вереницы магазинов, чувствуя ту самую ─ правильную ─ дрожь предвкушения.
И не только в своём теле.

Отредактировано Нико Робин (2016-02-03 01:35:02)

+2

4

[AVA]https://pp.vk.me/c630931/v630931753/b9aa/ybAC4DWw6nw.jpg[/AVA]
Понять, что чувствовал Санджи, ведя свою спутницу сквозь людскую толпу, мог только тот счастливчик, кому довелось чувствовать леденящий холод пальцев Смерти на своём плече. Очень пьянящее чувство, знаете ли. Чем-то похоже на небесную походку и ром с перцем. Кровь кипит, сердце стучит то в горле, то в пятках, а место соприкосновения пылает холодом. Так и хочется снять пиджак, закатать рукав рубашки и посмотреть, появились ли следы обморожения.
- Ничего удивительного, Робин-чан, - улыбнулся Санджи, уводя накама с людных улиц в миленький переулочек. Улыбка Робин одновременно окрыляла и заставляла улыбаться в ответ: так они перепугают всю округу и привлекут ненужное внимание. Санджи было всё равно, но в том, чтобы пробраться к цели в тишине, скрываясь в тени и самых тёмных углах, было что-то азартное. Как филигранно сделанная работа. Словно приготовить рыбу фугу. - Просто я хочу пригласить тебя на бал.
Санджи мягко высвободил свой локоть и, дурачась, сделал шаг вперёд, развернулся к Робин лицом и склонился в поклоне - дурашливом, но изящном, отработанном до автоматизма.
- Леди согласится составить мне компанию?
Было в этом что-то фатальное: становиться на пути Робин к новой загадке. Учитывая, что именно он, Санджи, и был источником информации, было интересно почувствовать себя объектом нетерпеливого, веселого, азартного любопытства. От вида Робин - такой живой, такой беспокойно, такой че-ло-веч-ной в своей маленькой опасной слабости, словно стая красных муравьёв пробежала по телу, обжигая кожу.
Чувство опасности ударило по нервам, взорвалось, ослепляя, и пришлось положить немало усилий, чтобы оставаться неподвижным, когда твоя собственная накама нежно намекает, что можно и поторопиться. Санджи спешить не хотел. В переулке - узком, грязном, с намеком на чью-то пьяную тушку у противоположного угла дома - всё происходящее казалось нелепым, картонным, нереальным, как театральная постановка. Изящная статная Робин, словно по привычке сплетающаяся с тенями, и он, исключительно машинально бросающий не обещающие ничего хорошего взгляды на редких желающих сократить маршрут. Словно из приключенческого романа вырвали страницы и вложили в дешевый детектив - как раз на том моменте, когда случайный прохожий становится свидетелем заговора, по меньшей мере, мирового масштаба. Правда, учитывая, что они не говорили ни о чём подозрительном, да и со стороны было похоже, что парочка просто скрылась с чужих глаз, чтобы вдоволь навыяснять отношения и может даже приятно провести время... Одним словом, Санджи совершенно не обязательно бегать по всему острову с целью перехватить нежелательных болтливых аборигенов.
- Я почти уверен, - наконец-то сжалился Санджи, правда, скорее над собой, чем над Робин, - что за этими горами нас ожидает сокровище. Можно взять всю команду и разнести сначала горы, а потом разобрать по кирпичику замок местной знати. А можно немного сымпровизировать. Что предпочитаешь, Робин-чан?

+2

5

Удивительное у Санджи и Робин различалось, как лёд и пламя. Из всей команды только они, пожалуй, сперва думали, а после действовали, разведывали обстановку и строили планы — когда удачные, когда не очень, но взаимопонимание у них благодаря этому выстраивалось крепкое и прочное, как каменный мост, созданный на века. Робин могла бы предложить более личную метафору: как фрегат компании Галлей-Ла, но воспоминаний о прошлом ей уже хватило сполна. Чтобы полностью изгнать их из головы потребовался бы ритуал и тщательная подготовка к нему — “вызовы и ритуалы, том 5, издание седьмое, дополненное”, — но увы, времени на подобные забавы не было. Робин не любила ждать, когда перед ней маячила тайна, следовало немедленно подойти поближе, почувствовать её запах и решить, какими путями эффективнее всего получится добраться до неё. И сколько жертв при этом будет. Не самый важный пункт в списке, по правде сказать, однако профессионал всегда предугадывает количество мусора после законченного дела — мусор появляется всегда. В виде трупов или чего-то иного, неважно.
Я почти уверена, Санджи-кун, — вкрадчиво сказала Робин, чуть подавшись вперёд на дурашливый поклон, чуть вытянув руку в знак благосклонности и чуть — проведя пальцем по шее Санджи, намекая, подсказывая, подталкивая — чтобы не растягивал игру непозволительно долго. Она ведь не железная и даже не стальная, и хоть внешне осталась такой же спокойной, равнодушной даже, внутри натянулись до предела невидимые струны. — Что тебе есть, что сказать. А от столь лестного предложения я не откажусь, конечно.
Робин вложила ладонь в руку Санджи, позволяя поцеловать воздух над кожей, как если бы они правда решили станцевать в этом грязном тёмном переулке, наполненном тенями и запахом разложения. Со стороны они выглядели вполне обычной — нормальной — парочкой влюблённых, но лёгкая дрожь и азарт в глазах выдавали Робин, делали её не ледяной статуей, а по-настоящему живой. Санджи наверняка почувствовал её нетерпение и вспышку раздражения: для этого не нужны ни слова, ни жесты, лишь привычка подмечать мелочи вроде слегка прищуренных глаз и напряжённо поджатых губ.
Как думаешь, я могла бы сказать “нет”? — усмехнулась Робин, проведя ладонью по щеке Санджи. На этот раз безо всякого умысла и намёка, по нелепой женской прихоти приласкать мужчину, что искренне склонился у её ног. — Заманчивая идея — взять с собой капитана, — продолжила она, уже прекрасно зная, что отправятся через горы они только вдвоём. Луффи слишком непостоянен, его сложно контролировать, и загадка может исчезнуть, ускользнуть прямо из рук. Нами вряд ли обрадует перспектива врываться в замок знати даже ради несметных сокровищ. Остальные наверняка разбрелись по своим делам и втягивать их в игру не хотелось, как и портить себе развлечение.
Удивительное у Санджи и Робин было опасно похожим — станцевать над пропастью и скинуть в неё как можно больше врагов.
Но импровизация мне нравится намного больше. Думаю, в качестве извинений мы принесём капитану-сану и Нами приятные сувениры.
В замке знати спрятаны не только сокровища, это Робин знала точно, чувствовала буквально каждым нервом. Тем тяжелее было удержаться от почти жалобного “Давай быстрее, Санджи-кун!”, когда они вышли из переулка и чинно направились прочь с главной улицы. Между гор вела единственная относительно безопасная дорога, но попасть туда простым смертным не только невозможно — смертельно опасно. Посты охраны и патрули, как будто защищают не горный перевал, а базу Морского Дозора. Вспомнился Навароне, где они все славно повеселились (и оставили дозорных в живых, что печально, но они были такими душевными ребятами, что у Робин не поднялась рука впервые в жизни. Ни одна), и захотелось чего-то подобного до острой сухости в горле, до жжения в лёгких. От нетерпения быстрее забилось сердце.
Дамы вперёд, — тихо рассмеялась Робин, исчезнув с нехоженой тропинки, что вела в лес и оттуда — к подножию горы, где скучали охранники. Под сенью деревьев прятались стрелки, достаточно, чтобы хватило обоим. Санджи-кун умный и самостоятельный мальчик, сам знает, как следует обращаться с до зубов вооружёнными людьми.
Шея первого стрелка повернулась и хрустнула одновременно со сломавшейся веткой под элегантным чёрным ботинком.

+1

6

Аккуратные пальчики коснулись щеки, словно их хозяйка над чем-то раздумывала, а потом небрежно обласкали всей ладонью. Накама редко баловали его подобным, ведь на корабле, без возможности выпустить пар на ком-то постороннем, подобные провокации могли обернуться чем-то неизбежным. Особенно, когда море казалось бесконечным и разобидевшимся, отказывающем пиратом не то, чтобы в приключениях и новых островах, но даже в кораблях морского дозора.
Поэтому, Санджи вздрогнул от неожиданности, но тут же расслабился, словно нега за долю секунды растеклась по телу, и прикрыл глаза, чуть наклонив голову на бок. Кто-то бы засмеял, назвав это слабостью, подкаблучнечеством, ещё чем-нибудь столь же нелепым.
Но это не нелепость, а высшая степень доверия. Вступая на борт тогда ещё Мэрри, Санджи осознанно не скрывал своих небольших слабостей. Это была игра: выполнять капризы Нами, осыпая её вполне заслуженными комплиментами, смотря всегда влюблёнными глазами и никогда не позволяя себя ничего лишнего; поздно ночью, в одно и тоже время, приносить Робин чашечку расслабляющего чая, который поможет археологу заснуть после многочисленного кофе, шептать что-то успокаивающе-опекающее. Девушки, в свою очередь, потакали этой его слабости, давали возможность выполнять всё это и ещё немного больше. В конце концов, это была приятная, безобидная игра, а мугивары - каждый из них - были хорошими игроками.
- Ты можешь всё, Робин-чан, - усмехнулся Санджи, распрямляясь и предлагая леди свой локоть. Дразнящий холод вполне вероятной смерти сменился адреналином. Он перекатывался под кожей, словно раскалённые угли, которые ворошат палкой в костре. - Но что-то мне подсказывает, что капитану надо обязательно принести бронзовую статую, которую можно прямо здесь переплавить - он давно хотел - а Нами-сан можно притащить маленький сундучок с чем-нибудь ценным, она оценит.
Про других Санджи даже не подумал. Руки есть, ноги есть, сами себе всё найдут и купят. Или украдут. Или заберут. По обстоятельствам, одним словом. У капитана руки-ноги тоже есть. Но это ведь капитан. Почти привилегированное сословие.
Они плыли в людском потоке, как льдины последи Норс Блю. Вокруг них словно был невидимый щит, отделяющий окружающих от мугивар. Никто не задевал их локтями, пакетами, не пытался положить руку на плечо и приобнять за талию. На этом острове люди быстро понимали, где панибратство закончится запоем в баре, а где могильной землёй. В лучшем случае.
Шум и гам не обрывался, а плавно стихал, оборвавшись на высокой ноте, когда они дошли до конца безопасной, свободной дороги. Едва хоженая тропка вела в густой подгорный лес, чьи кроны закрывали от местных жителей земли местной знати. Робин, словно учуяв добычу, исчезла, мазнув лепестками цветов по ладони накама. Санджи усмехнулся и закурил. Желать Робин осторожности смысла не было. Вместо глупых пожеланий лучше оказаться рядом в нужный момент, когда даже вездесущие глаза оставляли слепое пятно.
Кок быстро растворился в тени деревьев. Под ним не ломались ветки, не шуршали листья. Убийцы ходят так, словно весь мир - их прикроватный коврик, но вместе с тем необходимо перемешать себя с сущностью, что гораздо сильнее любого смертного, даже обладающего силой морского дьявола. Санджи переходил от дерева к дереву, словно меняя партнёрш в танце. Его было легко увидеть, если знать, куда смотреть. К сожалению для личной дворянской гвардии - картонные декорации, а не гвардия - они не знали. Санджи перехватил сигарету рукой,  чтобы невольный вдох не испепелил её до фильтра, и аккуратно пережал свободной рукой чужое горло, перекрывая кислород, оставляя на шее синяки и затаскивая упрямо цепляющуюся за жизнь жертву в тень деревьев. Им было не надо, чтобы их обнаружили раньше времени.
Учитывая, что это был патрульный, а люди, выполняющие одну и ту же работу из дня в день, становятся удивительно слепы к мелочам. Впереди перекрывали пути шесть гвардейцев, и один стоял сзади, готовый в любую секунду поднять тревогу. Убрать их не составляло труда и ему одному. Но в том-то и прелесть в командное работе, что надо разделять обязанности. Поэтому, Санджи ждал сигнала Робин, чтобы перебить этих гвардейцев и, уже почти не таясь, пойти дальше.

+1

7

Работа в команде – чудесно и прекрасно, если к этому привыкнуть. Робин привыкала очень долго, не осознавая до конца, что теперь ей не нужно заботиться о том, чтобы прикрыть собственную спину или свернуть шею врагу. С подобными раздражающими мелочами весьма успешно справлялись друзья, причём так легко и естественно, словно для них такое в порядке вещей. Робин, конечно, не питала никаких иллюзий на их счёт после Арабасты (после Эниес Лобби у неё буквально спали розовые очки), но искренне считала Луффи честным, прямым мальчиком, упрямо идущим к своей мечте. После того, как «честный и прямой мальчик» полушутя разрушил очередной остров, попутно спас местную страдалицу и выкинул в море с десяток разбойников, которые наверняка затонули, мнение изменилось. Они не плохие, наоборот, просто особенные и непредсказуемые настолько, что можно испугаться. Но Робин не боялась и была благодарна каждому за подаренный ей покой – бесценное сокровище, почти такое же редкое, как и Понеглиф. С Мугиварами она забыла про кошмары и вспомнила, что значит жить на полную катушку, как иногда говорил Усопп.
Наблюдая за гвардейцами в тени деревьев, Робин не сомневалась, что недалеко притаился Санджи, готовый по первому знаку вступить в бой. Он мог бы расчистить ей путь к загадке, выложить его трупами вместо красной ковровой дорожки, и присыпать сверху изысканными комплиментами, чтобы кровь не так сильно бросалась в глаза. По части приготовления блюд из врагов ему не было равных. Обычно они так и поступали, ведь Робин ближе разведка и сбор информации, чем участие в самой гуще событий, либо, если у Санджи пропадало настроение драться, на амбразуру отправлялся Зоро – ему что шесть, что шестьсот шестьдесят шесть гвардейцев, никакой разницы совершенно. Для человека, который таскает снаряды тяжелее тонны, это всего лишь разминка. Но и веселья с таким подходом меньше. Никакого азарта, интриги, игры – кто кого? Как быстро?
Что ж, значит, следует придумать что-нибудь необычное.
На плече крайнего правого гвардейца выросла рука и нежно ущипнула его за щёку. Ойкнув, незадачливый охранник развернулся к товарищу рядом, желая узнать, в честь чего такая глупая шутка и вообще – они на посту! Товарищ же, почувствовав шлепок по пятой точке, повернулся в праведном гневе, сжимая и разжимая кулаки. На потасовку стянулись оставшиеся четверо гвардейцев, которым было смертельно скучно охранять пустынный перевал. Сюда всё равно никто не ходит, а туристы прекрасно понимали намёки с первого раза. Расслабились гвардейцы, развеселились. И в тот момент, когда обоюдный гнев слегка поутих, все шестеро ощутили холодок, что пробежал вдоль позвоночника, словно кто-то резко открыл дверь.
Хрупкие женские руки неожиданно сильно сажали рты гвардейцев, не позволяя им заорать и вызвать подмогу. Один даже немножко умер – со сломанной шеей жить затруднительно… Робин не любила, когда ей слюнявили ладони и уже тем более пытались укусить.
«Я пойду вперёд, Санджи-кун», - прошептала она одними губами, и направилась мимо гвардейцев, уже не скрываясь. Возможно, она была самым прекрасным, что они видели перед смертью, если не считать безусловно заслуживавших внимания ног Санджи. Растяжка у него на зависть многим.
По ту сторону перевала открывался изумительный вид на вечнозелёный лес и белые круглые крыши домов в неглубокой долине. Этому сахарному торту не хватало вишенки на одной из башен для полноты образа. Несмотря на равнодушие к сладкому, Робин в предвкушении облизала губы. В лес уходила тропинка, и женщина скользнула туда, не рискнув идти по главной дороге без должной маскировки. Она положила веточку рябины на небольшой камень у начала тропинки, чтобы Санджи не улетел куда-нибудь на крыльях боевого задора.
Выйдя на опушку, полную грибов, Робин глубоко вдохнула свежий сладковатый воздух и прислушалась. Птицы молчали, только вдалеке лениво стучал по дереву дятел. Над головой игриво вильнула рыжим хвостом белка. Слышалось конское ржание и перестук копыт, словно медленно, но верно, сюда приближался запряжённый экипаж. Опушка вновь опустела, не потревоженная ни единым лишним движением.
- Можно побыстрее? – капризно окликнула возницу высокий женский голос. Карета с тройкой лошадей остановилась как раз посредине опушки, раздавив колёсами десяток грибов, не меньше. – Или мы заблудились? Я же говорила, что нельзя доверять плебею! Завёз нас в глушь, теперь вовек не успеем к барону N на званый вечер…
- Ну что ты, дорогая, - попытался успокоить спутницу мужчина. – Как прибудем, я обязательно прикажу выпороть этого возницу и найти нового. Скорее всего, мы свернули не туда на последнем перекрёстке. Эй, ты! – рявкнул он на вжавшего голову в плечи возницу. – Поторапливайся!
«Как грубо, - вздохнула Робин. Карета с черепашьей скоростью разворачивалась, топча чудесную полянку. – И эти люди называют себя элитой общества… Они слишком высокого о себе мнения».
Дрогнула ветка. Белка перескочила на соседнее дерево, потревоженная чем-то… Или кем-то.
- В карете двое. Возницу можно убрать, - шёпотом сообщила Робин, создав руку с глазом и ртом на стволе дерева, где замер чёрной птицей Санджи. – Они едут на приём. Почему бы нам не занять их места, Санджи-кун?

0


Вы здесь » The adventure! I'll be King of the Pirates! » Вне сюжета » [AU] Танец над пропастью